Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

seattle

Трудности перевода

Всякий переводчик и просто живущий неодноязычной жизнью знает, как трудно найти эквивалент того или иного понятия в другом языке. Чаще, чем хотелось бы переводчику, не существует однозначного соответствия слов в разных языках, и понятие, обозначаемое одним словом, приходится многословно объяснять с большыми затруднениями и очень неточно. Многие слова, обозначающие емкие культурные понятия, хорошо объясняются определенными социо-культурными феноменами, присущими языку, в котором ищется эквивалент. Кажется Набоков в рассуждениях о русском неизъяснимом понятии «пошлость» сопоставлял его с немецким менталитетом. (Хотя почему только немецким? Но все же...).  Вот я и подумал, что другое русское слово «тоска» можно удачно определить драматургией Чехова.
seattle

(no subject)

Повторяя Карлайла или Бисмарка, можно заметить в отношении нынешнего момента, что революцию замышляют и провоцируют легкомысленные дурачки (т.е. романтики), а ее плодами пользуются негодяи. Романтические идеи расплывчаты, туманны, исполненны прекрасных намерений и праведного негодования к несправедливости  и  привлекают каждого возможностью толковать их, исходя из собственного понимания или непонимания.  Потребность революционной романтики обостряется, когда человек ощущает дискомфорт. Чаще всего человек не может точно определить причину дискомфорта, что не отменяет отчетливого его ощущения. Сартр называет этот дискомфорт «тошнотой». Вот и я стану вслед за ЖеПе называть это так. Жизнь человеческая – океан, где бывает штиль, бывают и бури, причем совсем нередко. Во время бурь качка вызывает приступы тошноты. Человеку плохо, его тошнит.  Жить в условиях неопределенности неуютно, и человек каждый раз придумывает причину своего тошнотного состояния, причем старается чтобы причина была солидной, способной вызвать не только сочувстие, но и уважение. Вспоминаю пьесу «Пристегните ремни», шедшую когда-то в «Театре на Таганке». Сюжет уже стерся в памяти, но одна сцена стоит перед глазами. Один из пассажиров летящего самолета, его играл замечательный Готлиб Ронинсон, вскакивает с кресла. Его укачало, его тошнит, ему очень нехорошо. И он кричит: «Товарищи, с Китаем надо что-то делать!». Вот и теперь, когда я слышу крик, устный или письменный: «Black lives matter!», я вижу перед собой мучающегося тошнотой героя пьесы в исполнении Готлиба Ронинсона.
seattle

(no subject)

Ну вот, подумалось по поводу новости о выборных фокусах в Приморском крае, ну вот и конец гибридной политике. Недолго музыка играла. Ведь гибридность это попытка имитировать театр без театрального искусства. Когда плохие режиссеры берут плохих актеров, одевают их в театральные костюмы, выпускают на оформленную бутафорией сцену, зазывают широкую публику, обещая ей настоящее искусство и бесплатное угощение. Искусства не получается, но бесплатное угощение скрашивает плохую игру актеров и бездарность режиссуры. Гибридность начинает вянуть, съеживаться и пропадать, когда даже посредственных актеров найти не удается. Их заменяют необученные придурки даже не удосужившиеся выучить текст. Бесплатное угощение исчезает, а вместо зазывания публики ее в театр загоняют силой. Тем самым пропадает сама идея суррогатного театра. Его пора закрывать, а публику разгонять, объяснив, что искусство кончилось. Началась суровая правда жизни.

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

"Орфей"спускается в ад

 

Театровед Парин считает, что его авторскую передачу на радио «Орфей» закрыли из-за свободных высказываний

Театровед и музыкальный критик Олег Парин считает, что его авторская передача «И музыка, и слово» на государственном радио «Орфей» была закрыта из-за открытого выражения своих взглядов. Такое мнение он выразил в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

«На радиостанции «Орфей» поменялась дирекция какое-то время назад. Эта дирекция не любит классическую музыку, не любит свободу высказывания. У меня были передачи, посвященные Кириллу Серебренникову как оперному режиссеру. Я поздравлял с днем рождения Алексея Малобродского. Вел себя достаточно свободно», — рассказал О.Парин.

Театровед также отметил, что его предупреждали о возможных последствиях за «прямой разговор», хотя открытых замечаний со стороны дирекции ему не высказывалось. В конечном итоге, по словам О.Парина, «это дело закончилось письмом», в котором сообщается о «возмущенных» родителях, утверждающих, что «их дети оскорблены и что у них возникает чувство страха и паники» из-за высказываний ведущего.

PS Только не Олег, а Алексей Парин. Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

В силу разных обстоятельств в последнее время заинтересовался драматургией Чехова, и в частности его «Вишневым садом». Посмотрел три или четыре постановки, включая последнюю шумную постановку Шапиро с Ренатой Литвиновой. Как результат моя прежняя нелюбовь к Чехову не ушла, но появилось довольно ясное представление о Чехове драматурге и мыслителе. А тут попался записаный открытый урок Быкова как раз о «Вишневом саде». В последнее время я стараюсь Быкова избегать, но тут предмет был для меня интересный и я послушал.  Лучше бы я этого не делал. Совершенное пустозвонство, кристально видное, когда он говорит о предмете хорошо знакомом. 

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

Интересная оппозиция. Вчера слушал одного известного российского театрального деятеля из С.-Петербурга. Вполне успешный и очевидно лояльный  власти режиссер. Иного бы на номенклатруную должность едва ли назначили. Разговор шел сугубо о материях театральных, ни грамма политики. Но в какой-то момент в проброс промелькнуло у него: "вот когда это кончится". Под "этим" очевидно имелся в виду сложившийся в России режим. Натыкаюсь на эту формулу временного характера российского устройства не первый раз. Причем употребляют ее вовсе не оппозиционеры какие-нибудь, а вполне вписанные в режим деятели. С другой стороны сами власть придержащие никогда не говорят о своем долголетии. Советская власть неустанно подчеркивала, что она всерьез и надолго, что она несет и сама есть "будущее всего человечства", а Сталина народ почитал бессмертным, отого и случилось всеобщее умопомрачение по случаю его отошествия в мир иной. Нынешние "тонкошеии вожди" о будущем совсем не говорят. Очеведно, сами вполне уверены, что у них его нет. И таки скорее всего нет. 
seattle

(no subject)

Первый день отпуска. Привычный многажды проверенный маршрут. Сегодня в Портленде и дальше в Эшланд, в театр. Два дня там, и на океан, в знакомый, уютный Яхац. Повторяемость - верный способ избежать стресса, немаловажное обстоятельство хорошего отдыха для людей немолодых. 
seattle

(no subject)

Гришковец нагородил очередную кучу глупостей ("Неевропейцы"), чтобы не сказать больше. А Рейхельгауз в порыве любви к драматургу, которого он определяет по разряду гениев, собирается из этих глупостей сделать моноспектакль. Девятый вал. 
seattle

Рассказ

Originally posted by greenbat at post
Ехала вчера в театр на такси. Ненавижу добираться на машинах, но галопировать после экскурсии на каблуках к метро, а оттуда к Мариинке не улыбалось еще больше. Ну и попали мы на набережной в пробку, конечно. Разговорились с таксистом. Милый довольно-таки молодой мужик, толстый, рыжий, стриженный ежиком. Все меня успокаивал, что настоящая женщина должна опаздывать, а я огрызалась, что опаздывать ненавижу еще больше, чем ездить на такси. Тогда он очень рассудительно стал меня учить, как надо в следующий раз сделать - взять с собой сменку в мешочке, и переодеть ее в театре. Милый, я же говорю.
Ползем по набережной. Напротив Кресты. Слово за слово, я про них стала рассказывать. Кто сидел, кто будет си... какие прогнозы по переводу следственного изолятора, все такое. Парень ужасно заинтересовался. Потом на Новую Голландию перешли. На проект Апрашки. Потом еще на что-то. В общем, он проникся. Понравилась я ему. Как человек и как женщина. И тут я, махнув рукой, брякнула, что сейчас, похоже, все проекты заморозят до морковкина заговенья. Почему, говорит? А спортивно-военные бирюльки, отвечаю, кушать просят.
Парень заметно растерялся. И задал сакраментальный вопрос:
- А вы что, против Крыма?
- Отчего же против, - говорю. - Крым дело хорошее. Только не тогда, когда дети из-за отсутствия лекарств в больницах мрут, а врачи голодовки объявляют, потому что им денег не платят. Крым далеко, а дети с врачами тут, близко.
Он молчит. И видно, что когнитивный диссонанс лягнул его прямо в мозжечок - вроде бы хорошая такая женщина, про паровоз, то есть про Новую Голландию, столько знает, - а Крыма не хочет.
Помолчал-помолчал, а потом - клянусь, я слышала, как со скрежетом провернулись мозги! - сначала медленно, а потом все ускоряясь, заговорил:
- А я... я поддерживаю... то, вот то... что у нас происходит. Правительство наше... поддерживаю... Стабильность.
И вид у него вроде как загипнотизированный, честное слово.
Я аж под сиденье с перепугу хотела забраться, да ремень безопасности помешал. Вот так разговариваешь с человеком, и вдруг бац - он поворачивается, а в глазах Киселев ручками крутит.