Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

seattle

(no subject)

Пока мы сильны, молоды и полны энтузиазма, либертарианские ветры наполняют наши молодые паруса. По мере же наступления старости и сопутствующей ей телесной и душевной немощи, в своих оценках покуда окружающей нас реальности мы все чаще отступаем от молодого либертарианского задора. Об этом я подумал, прочтя сегодня сообщение в газетке и обрадовавшись ему:
The Social Security cost-of-living increase will be the largest in 39 years as inflation jumps
Радость быстро сменилась чем-то вроде стыда за свои двойные стандарты, поскольку отказываться от либертарианских позывов как-то не хочется. Подумалось, я ведь против предлагаемого байденовской командой мощного увеличения социальных расходов при соответсвенном росте налогов и тем самым все большем влезании государства в жизнь людей. Конечно против. А тут вот обрадовался. Что-то не в порядке в стариковском мозгу, постоянно соскальзывающем в когнитивный диссонанс. Правда потом я вроде бы сообразил, что простая индексация пенсий пропорционально инфляции - это не совсем то же, что увеличение социальных расходов бюджета. Разумеется я понимаю, что дело обстоит гораздо сложнее и фонд государственного социального страхования сильно зависит, в том числе, и от бюджетной политики, но моего понимания тонкостей экономики явно недостаточно чтобы оценить их в должной мере. Тем не менее спасительная мысль восстановила душевное равновесие. Надолго ли?
seattle

(no subject)

Когда я много лет назад впервые оказался на свободе, за запреткой лагеря победившего (на то время) изма, то в суммарном потрясении от нового знания было очень непросто вычленить главные гармоники. Я и теперь продолжаю пытаться сделать это и осмыслить свой опыт и его разнообразные составляющие. Среди прочих важных открытий было одно, которое я выделяю особым образом. К нему я возвращаюсь каждый раз, когда соприкасаюсь с российскими реалиями. Это открытие, которое пришло ко мне совсем не сразу, но слава богу пришло, состоит в том, что мир не устроен по Птолемею. Он не вращается вокруг России, как то часто представляют себе живущие там. Россия безусловно занимает заметное место в мировой повестке, но вовсе не доминирующее и, конечно, не диктующее эту повестку. Я вновь дернулся к этим размышлениям сегодня в связи с уже многажды обсужденной Нобелевской премией и новым ее лауреатом Дмитрием Муратовым. Ну, по его поводу уже многое сказано. Достаточно. А вот по поводу самой премии хочется еще немного поразмышлять.

Collapse )
seattle

(no subject)

Живя долгое время в маргиналии, а образ внешнего мира составляя из интернетовских всплесков, конечно утрачиваешь непосредственную связь с реальным миром. Поэтому когда в редкие моменты с ним соприкасаешься, как правило посредством контакта с обитателями, неожиданно открывшаяся картина поражает своим расхождением с тем образом, который формируется в голове.

Collapse )

seattle

(no subject)

На мрачном фоне происходящего в мире присуждение Дмитрию Муратову Нобелевской премии выглядит как слабый проблеск чего-то хорошего. В океане лжи и нравственного релятивизма голос Муратова и его газеты воспринимается как надежда на выживание. Уместно вспомнить старые еврейские предания о 36 праведниках, минимальном их числе, необходимом для выживания человечества. Я легко могу себе представить, что Муратов один из таких праведников. Еврейская легенда говорит: «Величие его [праведника] не в учености, а в благих деяниях, в помощи обездоленным».

Сегодня важно, что Нобелевский комитет признал приоритет гуманистических, либеральных ценностей над другими заботящими человечство проблемами. В списке кандидатов на присуждение премии были борцы с мировым потеплением, врачи, сражающиеся на фронтах пандемии, политики, отстаивающие определенную повестку. Но выбор пал на тех, кто отстаивает свободу слова и это в нынешних обстоятельствах потери ориентиров в мире новой информационной анархии и одновременно ужесточающегося подавления инакомыслия. И это хорошо.

seattle

(no subject)

Размышления о единственной правильности "срединного пути" очень созвучны тому, что писал Н.А. Бердяев в книге "Миросозерцание Достоевского".

"...Русский нигилизм есть извращенная русская апокалиптичность. Такая духовная настроенность очень затрудняет историческую работу народа, творчество культурных ценностей, она очень не благоприятствует всякой душевной дисциплине. Это имел в виду К. Леонтьев, когда говорил, что русский человек может быть святым, но не может быть честным. Честность — нравственная середина, буржуазная добродетель, она не интересна для апокалиптиков и нигилистов. И это свойство оказалось роковым для русского народа, потому что святыми бывают лишь немногие избранники, большинство же обрекается на бесчестность. Немногие лишь достигают высшей духовной жизни, большинство же оказывается ниже средней культурной жизни. Поэтому в России так разителен контраст между очень немногочисленным высшим культурным слоем, между подлинно духовными людьми и огромной некультурной массой. В России нет культурной среды, культурной середины и почти нет культурной традиции. В отношении к культуре все почти русские люди нигилисты. Культура ведь не разрешает проблемы конца, исхода из мирового процесса, она закрепляет середину. Русским мальчикам (излюбленное выражение Достоевского), поглощенным решением конечных мировых вопросов, или о Боге и бессмертии, или об устроении человечества по новому штату, атеистам, социалистам и анархистам, культура представляется помехой в их стремительном движении к концу. Прыжок к концу противополагают русские люди историческому и культурному труду европейских людей. Отсюда вражда к форме, к формальному началу в праве, государстве, нравственности, искусстве, философии, религии...."

Kультурa возможнa только на "срединном пути".
seattle

Из ФБ

И снова Дмитрий Травин:

"...Чубайс считает будущую трансформацию экономики беспрецедентной, поскольку во всех предыдущих промышленных и технологических революциях бизнес производил обновление, которое ему было выгодно. Теперь же государства и общества заставят бизнес отказаться от угля, нефти и газа ради экологии.
Я все же одну интересную параллель в истории вижу. Но искать аналогии следует вовсе не в сфере промышленных революций. Речь идет о военной революции XVI – XVII столетий. Монархи вынуждены были в этот период отказаться одновременно от «нефти, газа и угля» своих армий: от старого вооружения, старых фортификаций и старого принципа построения войск. На смену мечам и лукам пришло огнестрельное оружие. На смену простым каменным стенам, разлетающимся от пушечного залпа, пришла сложная система бастионов. На смену феодалам, служащим за землю, пришла наемная армия, служащая за деньги. Все это в совокупности привело к беспрецедентно резкому удорожанию войны.
Чем это обернулось для общества? Беспрецедентно резкой перестройкой налоговой системы. Выжили государства, сумевшие выкачать из народа больше средств. В первую очередь Франция (со времен Ришелье), Англия (со времен Славной революции), Россия (со времен Петра) и Пруссия (со времен Фридриха-Вильгельма). Те, кто не смогли, либо провалились (Испания), либо распались (Польша).
Думается, если Чубайс прав, обществу XXI века придется всерьез раскошеливаться для того, чтобы оплатить бизнесу энергетический переход."

Мой ответ "чемберлену", т.е. Травину:

"Есть издержки, а есть инвестиции. Вы предлагаете рассматривать затраты на переход к новой энергетической модели как издержки, а можно подумать о них как об инвестициях. Параллель с военной реформой ХVI-XVII вв как раз хорошо показывает, что возросшие расходы на войну послужили развитию военных технологий, которые всегда были паровозом прогресса. У нас есть все основания считать эти расходы инвестициями."
seattle

(no subject)

Нынешняя годовщина трагедии 9/11 подходящее время для рефлексии. В попытке окинуть взором происшедшее, происходящее и будущее. «Устроены так люди, желают знать, что будет» (С). А для того, чтобы предсказывать, всегда используется один и тот же метод – экстраполяция прошлого и настоящего на будущее. Проблема однако в том, что, как минимум, надо знать прошлое и настоящее,а они могут оказаться не менее непредсказуемыми. Во всяком случае интерпретация очень далека от однозначности.

Ученый народ пребывает в радостном возбуждении от представившейся возможности себя показать. А нам простым смертным невредно послушать и почитать, но и сравнить собственные суждения с таковыми, исходящими от экспертов.

Я по обыкновению читаю Дмитрия Травина, вполне подходящего под рубрику «экспертные мнения». Он пишет (беру целиком его пост из ФБ):

Collapse )
seattle

(no subject)

По прошествии многих лет жизни в Америке я все еще по инерции сохраняю интерес к российским делам. В моем случае интерес может быть несколько больше чем у иммигрантов моего призыва поскольку мне пришлось много первых лет после обрушения Нерушимого (pun intended) быть профессионально вовлеченным в российские дела. Пока либеральные благоглупости там не были отброшены, Россия не вернулась в свою привычную колею и услуги отщепенцев моего замеса в условиях путинского режима не оказались, мягко говоря, невостребованными.

Несмотря на сохранившийся интерес к российским делам я всегда, включая годы активного участия в них и многочисленных, долгих визитов в Россию, отчетливо понимал, что перемена места жительства произошла необратимо, новая страна пребывания -- моя, и я всерьез отношусь к взятому перед ней обязательству быть добросовестным гражданином со всеми вытекающими последствиями. Тем более, что никакого другого гражданства не имею и не хочу иметь.

Я хотел было написать пост об особой сущности иммигрантов и как происходит их трансформация и, как говорят профессионалы, аккультурация, приводящая к появлению этой самой третьей сущности в стране-реципиенте иммигрантов. Но потом нашел небольшой ролик Дмитрия Губина, который показался мне созвучным моим размышлизмам, хотя и с несколько отличными акцентами. Вот он:

https://www.youtube.com/watch?v=BFJifn-1q3U

Мне кажется, что опыт эмигрантов, приехавших в новую для себя страну в достаточно зрелом ворасте, может быть полезен как минимум для осознания проблем, стоящих перед жителями «первого мира» (в терминах Губина), а возможно и для их решения. Но, разумеется, мой взгляд небеспристрастный.
seattle

(no subject)

Уважаемый высокоученый блогер утверждает:

«В современном мире дела со свободой слова обстоят все хуже и хуже....»

И далее обсуждает разные последствия такого положения дел. Обсуждение представляет определенный интерес, но при этом исходное утверждение принимается без обоснования, считаясь безусловно определенным и верным. Я же по прочтении испытал незамедлительное сомнение и томление духа.

Collapse )
seattle

(no subject)

Чудесная Лидия Гинзбург:

Счастливые люди не вызывают во мне зависти, даже если они очень счастливы, ни раздражения, даже если они очень довольны: вообще никогда не вызывают никаких дурных чувств. Способность быть счастливым — такая же психологическая конкретность, как ум, как мужество или доброта. Для меня важнее поговорить час со счастливым человеком, чем с умным. Я привыкла к умным людям; я знаю по опыту, что не так много нового и интересного может рассказать один умный человек другому (особенно, если они одной специальности). Зато счастливый человек, даже если он, что мало вероятно, филолог, — всегда откровение, овеществленное разрешение основной жизненной задачи. Нелепо было бы утверждать, что следует избегать несчастных людей, но несомненно следует избегать людей принципиально несчастных. Есть люди принципиально несчастные, полагающие, что быть несчастным достойнее, чем быть счастливым. Это староинтеллигентская разновидность, которую революция отчасти повывела из обихода. Есть люди принципиально несчастные от зависти, от  жадности и от полусуеверной-полурасчетливой уверенности в том, что следует скрывать свое благополучие. Его честно скрывают, скрывают от самих себя. Это обывательская разновидность. Это домашние хозяйки, которые говорят: «Везет же другим», которые честно уверены в том, что чужие мужья и чужие дети «удивительно умеют устраиваться».