Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

seattle

(no subject)

Утренняя физкультура проходила под развлекательный разговор Екатерины Шульман с Галиной Юзефович. Екатерина Михайловна сверкала всеми гранями своей немыслимой эрудиции, потрясая слушателей глубиной и охватом долговременной и оперативной памяти. Последнее в очередной раз заставило подумать о том, что практически любой реализованный талант необходимо требует обширной памяти, а иногда из нее и состоит. В этом смысле она сразу напомнила мне Быкова, у которого наблюдаю то же выдающееся качество - невероятную память. Без выдающейся памяти этим талантливым людям не удалось бы впитать в себя такого объема знаний и так быстро уметь ими манипулировать. Браво.

Collapse )
seattle

(no subject)

Вчера, прочтя отклик Быкова на несколько неожиданное, но в высшей мере похвальное выступление Байдена – не припомню более красноречивого выступления, состоящего из двух слов – я недоумевал и записал свою первую реакцию на стишки:

"Пародийное письмо Байдену, составленное Дмитрием Быковым от лица российского гражданского общества вызвало у меня в лучшем случае недоумение, а вобще-то подтвердило репутацию Быкова как человека с сомнительными нравственными ориентирами. В лучшем случае у него получилось зубоскальство, а вообще-то плевок в лицо гражданскому обществу России. Нарисованный Быковым образ гражданского общества обнажает свойства трусости, сервильности, потери достоинства, корыстолюбия и малодушия. Быков, конечно, настаивает на том, что это пародия, сарказм, ерничание, но в каждой шутке есть доля шутки. Боюсь, что здесь далеко не все шутка и пародия. Кажется мне, что Быков приписывает рисуемому им «гражданскому обществу» многие чувства, которые одолевают его самого. Поэт он талантливый, а значит скрыть до конца свои чувства не в силах. Остается ощущение малоприятного сеанса саморазоблачения."

Потом несколько раз возвращался к тексту и кое-что додумал.
Текст Быкова очевидная пощечина российскому обществу, в первую очередь его образованному классу. Перед нами достаточно часто встречающееся явление, в котором жертва насилия объявляется причиной и соучастником насилия. Базовый лозунг -- каждая жертва заслуживает своего насильника. Ровно как в знакомой до зубной боли формуле: «Каждый народ заслуживает свое правительство». Которую Быков обыгрывает со свойственым ему даром версификатора.
Вот польза от этого упражнения. По крайней мере для меня. Я раньше не задумываясь принимал эту вполне сомнительную максиму. Теперь, после предложенного упражнения Быкова, вынужден был задуматься и понял, что формула эта совсем не универсальна. Действительно, в каких-то случаях она может быть использована, но по большей части нет. Во всяком случае ее никак нельзя применять без проверки начальных условий. И есть у меня подозрение, что в большинстве случаев начальные условия не позволяют применять эту формулу. Результат будет ошибочным.
seattle

(no subject)

В памятные августовские дни тридцать лет назад судьба забросила меня в доживающий свой век Нерушимый. "Недоворот" застал нашу американскую делегацию в Луганске. Двумя днями позже мы не без труда добрались до Москвы. Непосредственно снос памятника на Лубянке я пропустил, пришел туда на следующий день после работы подъемного крана, и застал еще стайки возбужденных людей, бродивших в окрестностях центра Москвы. Видел исписанные эмоциональными надписями памятники Свердлову и Марксу. Видел остатки баррикад вокруг Белого дома. Лица у встречных людей были возбужденные и радостные.

Еще лет десять после этого я не смог бы поверить, что памятник вернется на свое место. А сегодня вполне верю и более того, не вижу в этом ничего неожиданного. Змей Горыныч отрастил новые головы. Как и следовало ожидать всем, кто читал русские народные сказки. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». С удовлетворением лишь отмечаю, что в это «мы» я уж точно не вхожу. А тогда 30 лет назад были-таки наивные мыслишки, чем черт не шутит! Но недолго музыка играла. И из сегодняшнего трезвого завтра тот странный изгиб истории воспринимается как радостный детский крик на именинах. Детство прошло.

У меня сохранились фотографии той странной Москвы 30 лет назад. Жду, как в центр зловещей площади вернется что-то, то ли польский шляхтич в долгополой шинели, то ли мифический князь в шлеме и с мечом (должен быть с мечом, как завещал актер Черкасов). Положу рядом фотографии и посмотрю, как эта композиция закольцует исторический эпизод, участником которого мне довелось стать.
seattle

(no subject)

Дмитрий Быков говорит, что у Богомолова не плагиат, а коллаж. Коллаж, говорите! Ну-ну:

"Россия как прообраз подлинного воссоединения народов противостоит в понимании Достоевского «Европе» и «Соединенным Американским Штатам» как образцам внешнего единства, за которым скрыто стремление народов к взаимному подавлению, к возвышению за счет других: «…Россия… есть нечто совсем самостоятельное и особенное, на Европу совсем не похожее и само по себе серьезное» (XXIII, 43); единение под защитой России «будет не одно лишь политическое единение и уж совсем не для политического захвата и насилия – как и представить не может иначе Европа; и не во имя лишь торгашества, личных выгод и вечных и все тех же обоготворенных пороков, под видом официального христианства… Нет, это будет настоящее воздвижение Христовой истины, сохраняющейся на Востоке, настоящее новое воздвижение Креста Христова и окончательное слово Православия, во главе которого давно уже стоит Россия» (Дневник писателя. 1876. Июнь. – XXIII, 50)."
seattle

(no subject)

Моментально привлекший внимание богомоловский манифест вызвал довольно бурную реакцию в русскоязычных сетях. Как в России, так и вне ее. Вероятно в числе прочих эффектов и бенефитов от своей публикации Богомолов ожидал и это.

Collapse )
seattle

(no subject)

Не люблю имени Владимир Владимирович. Знаю по крайней мере четырех ВВ, ни один из которых не вызывает радостных ассоциаций, а кое-кто из них вызывает совсем безрадостные. Маяковский с Набоковым – литераторы. Оба проходят по разряду классиков, про которых положено знать и к которым положено относиться с почтением. Ну, почтение я в себе с трудом наскребу, признавая их литературный талант. А прочее вызывает разной степени неприятие. У Маяковского это прочее – поддержка людоедского режима большевиков. У Набокова – отношение к Достоевскому и музыке, с трудом помещающееся в моем понимании. Ну и конечно злосчастная «Лолита». Но это так, больше вкусовое, чем сущностное. А вот два других ВВ вызывают безусловную брезгливость и отвращение. Мерзкий пропагандист Познер и совсем уж Кащей на русском престоле. Кстати, думаю, что именно Кащей больше всего подходит кремлевскому упырю:

Современные словари рекомендуют писать Кощей: Кащей – (устар.) Наделённый бессмертием костлявый и злой старик, обладатель огромного богатства, персонаж русских народных сказок.

Нет, не люблю я имени Владимир Владимирович. 
seattle

(no subject)

Минуты роковые обнажают многое, что спрятано в рутине повседневности. В данном случае отмечаю, какое количество немыслимых глупостей исходит в эти дни от талантливых поэтов или уж в крайнем случае версификаторов. Моя вера в имманентный ум поэтов и поэзии, кажется, окончательно рухнула.
seattle

(no subject)

Довелось познакомиться поближе с российским рэпом. Точнее с рэпером Оксимироном. В силу понятных возрастных особенностей этот жанр и герой оставались за рамками моего внимания. Стало немного более понятно мироощущение молодых (как кажется). Два немедленных соображения. Во-первых, поразила ширина и глубина пропасти, отделяющей нынешний мир от его престарелых, замшелых правителей. Полагаю, это одна из фундаментальнейших проблем нашей жизни. Мир должны вести вперед молодые. Старикам везде у нас почет, но не у руля. Всех старперов в почетную отставку и немедленно. Во-вторых, Оксимирон представляется Высоцким нынешнего времени. Конечно, форма совсем другая и не может быть иначе. Другое время, другие вкусы. Но гражданская лирика с вкраплением острых злободневных политических аллюзий – примерно так это делал и Высоцкий. Не скажу, что мне это нравится, но я заведомый анахронизм и мои вкусы никому не интересны. Но понять значимость этого творчества я, думаю, могу.
seattle

Старческое

В доступном мне сетевом мире люди, замечу не самые глупые люди, азартно обсуждают достоинства книжек Терри Пратчетта. Не в первый раз. А я никогда не читал его. Вот решил познакомиться. Уже в который раз удостоверился, что все нужно делать во время. Отчетливо понял, что, попадись мне эти книги лет 60 назад (что невозможно, поскольку они тогда еще не были написаны), я бы их несомненно полюбил и тогда быть может теперь смог бы перечитывать их в качестве утешения в ностальгии по юности. Но теперь полноценное, беззаботное сопереживание, какое бывает только в юности, совсем невозможно. Хорошая литература не стареет и не становится хуже. В отличие от нас.
seattle

(no subject)

В интересной книжке Дмитрия Травина «Особый путь России» читаю:

Даже применительно к СССР трудно говорить о том,
что государство полностью реализовывало свое формаль-
ное право собственности на советские предприятия,
поскольку директора де-факто были сособственниками,
вступая с министерствами в иерархические торги и вытор-
говывая себе значительные права и привилегии.


Полагаю Дмитрий Яковлевич здесь увлекся, поддавшись полемическому запалу. Во-первых, даже в хорошо определенных условиях развитого капиталистического общества понятие собственника и наемного управляющего принципиально отличаются. С некоторой натяжкой советских директоров можно уподобить наемным управляющим, но никак не собственникам. А во-вторых и в главных, понятие собственности как и собственника в Советском Союзе вообще отсутствовало. Поэтому использовать его здесь вряд ли можно.