Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

seattle

После Путина

Станислав Кучер затеял (как я понял) новый канал, который он озаглавил «После Путина». Состоялась первая беседа «Транзит власти. Утопия или реальность для России?», куда он пригласил любопытную компанию. Компания состояла из трех персонажей, Владислава Иноземцева и двух Дмитриев, Быкова и Орешкина. Размышлять о будущем всегда интересно, а если размышляют осведомленные и искушенные в размышлениях люди, вдвойне. Вот и в этом случае беседа показалсь мне крайне интересной. И хотя в заголовок было вынесено имя заведомо проходного исторического персонажа, чье время будет стерто и забыто, надеюсь, еще на моем веку (а я человек, мягко говоря, немолодой), там оказались затронутыми многие важные для истории и для будущего темы.

Collapse )
seattle

Назвали лопату лопатой

На месте бывшей Российской Федерации возникло уникальное государство. Оно похоже на разветвленный мафиозный клан и управляется хунтой, подобранной по принципу личной преданности своему руководителю – президенту-чекисту.
Мафия ради сохранения власти готова на всё и организует политические убийства как в России, так и за ее пределами. К числу успешных операций чекистского государства принадлежат "русская весна" 2014 года и создание "Пятого интернационала", призванного постепенно захватывать власть в других странах, внедряя на ключевые посты своих людей.
К таким выводам приходят авторы книги "От Красного террора к мафиозному государству: спецслужбы России в борьбе за мировое господство" – историк Юрий Фельштинский и живущий в Канаде бывший подполковник КГБ Владимир Попов.”

https://www.svoboda.org/a/agenty-i-obekty-omerziteljnaya-gadina-gosudarstva-chekistov/31506942.html

seattle

(no subject)

Тридцать лет Недовороту. Оглядываюсь назад и ясно понимаю, как изменился мир и еще больше изменился я. 




Как мир меняется! И как я сам меняюсь!
Лишь именем одним я называюсь (с)




Вот что я вспоминал 5 лет назад по поводу четвертьвековой даты:

Недоворот, которому нынче четверть века, застал меня в Луганске (sic!). В составе американской делегации был я на тепловозостроительном заводе, самом большом заводе такого типа в СССР. Когда услышали про ГКЧП, мы стали обдумывать, как оттуда унести ноги. Разрабатывали разные, по преимуществу фантастические, планы бегства, но по счастью все быстро устроилось и мы отправились поездом в Москву. Там я еще застал разнообразные митинги на разных площадях и хорошо почувствовал атмосферу дышащего свободой города. Другая эпоха.

Сегодня атмосфера тех дней в России  вопринимается как марсианская. Начать с того, что я получил визу в Россию не имея никакого гражданства. Путешествовал с какой-то филькиной грамотой, удостоверящей личность человека без гражданства. Отчетливо помню неуютное ощущение опасности, пришедшее вместе с известием о ГКЧП. По счастью все быстро кончилось и мое участие в авантюрах российской истории продолжилось. На некоторое время.
seattle

(no subject)

По мере сокращения собственного участия в российских делах вплоть до полного выхода из них, а также в связи с непрекращающимся движением России все дальше прочь от той модели, которая, казалось, после развала Нерушимого была там заявлена, интерес к происходящему там постоянно снижался. В 90-е, сразу после падения Нерушимого и всеобщего, казалось бы, отказа от «ложных советских ценностей», мало у кого сохранялось историческое здравомыслие. Восторг освобождения и начала новой жизни охватил публику. Ну, не всю, какую-то часть, которую хотелось считать публикой. Музыка играла недолго, каких-то 10 лет. Пришло естественное возвращение страны в привычную для нее колею и вместе с тем отрезвление и наивных наблюдателей.  Но несмотря на это я продолжаю следить за происходящим в России. По инерции читаю российские СМИ и даже сопереживаю каким-то кажущимся важными событиям.

Collapse )
seattle

Тим Снайдер. Историк или публицист?

https://www.nytimes.com/2021/06/29/magazine/memory-laws.html

Тимоти Снайдер, историк из Йельского университета, признанный эксперт в истории Восточной Европы и Холокоста, автор широко разошедшейся книги Bloodlands: Europe Between Hitler and Stalin, опубликовал в New York Times Magazine эссе: «The War on History Is a War on Democracy». Как и многое, написанное этим автором, эссе заслуживает внимательного прочтения вне зависимости от того, соглашаетесь вы с его аргументацией или нет. Заслуживает, поскольку автор касается одной из самых чувствительных тем современной американской жизни, вокруг которой пследние годы разворачивается едва ли не самая жаркая политическая полемика в стране. Речь идет о расовой проблеме, критической рассовой теории, движении BLM и т.п., вопросах, всколыхнувших общественную жизнь в стране и обострившихся в связи с убийством полицейским офицером в Миннеаполисе чернокожего Джорджа Флойда. Последовавшие бурные протесты в многих городах, сопровождающиеся массовыми беспорядками, требовали политической оценки, которая продолжает формироваться. В этом эссе автор концентрируется на отношении американского общества к расовой проблеме, которую он проблематизирует через американскую историю, неразрывно связанную с историей рабства. Oсмелюсь заявить (как говорил Йозеф Швейк), что эту неразрывную связь и можно посчитать камнем преткновения в полемике, одну из сторон которой так страстно защищает профессор Снайдер.
Отправной точкой его рассмотрений в эссе выступает тот сегмент политической драки между американскими либералами (демократами) и консерваторами (республиканцами), который относится к Critical Race Theory, «критической расовой теории» (КРТ) . Поднятая в прошлом году протестная волна привела в том числе к требованиям со стороны либеральной части общества средним школам ввести в курс преподавания и КРТ. Республиканцы противятся обязательности этого требования, а в штатах Флорида, Оклахома, Айдахо и Арканзас их стараниями преподавание КРТ было запрещено. Что в свою очередь вызвало бурю негодования либеральной общественности и, полагаю, стало дополнительным стимулом для Тима Снайдера написать свое эссе.

Collapse )
seattle

(no subject)

Один из последних роликов Алексея Пивоварова в его канале «Редакция» был посвящен телемостам США-СССР, которые случились в 1986 г. Их реализовали Познер и Донахью. Ролик сделан с пивоваровским мастерством и, по-видимому, вызвал немалый интерес у публики. Мне показалось, что выбранная тема диалога русских и американцев неплохо подходит к нашим дням, когда этот диалог практически перестал существовать.

Collapse )