?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

Интервью Суперфина

 Принято считать диссидентов героями без страха и упрека. А какие отрицательные стороны вы видели в людях, участвующих в диссидентском движении?

Я отрицательно относился к профессиональному диссидентству. У меня было такое подозрение, что обращение человека к диссидентской деятельности – это попытка преодолеть свой внутренний кризис. А то, почему я хотел отойти от всего этого – это огромное чувство пустоты: сидеть и обсуждать кого арестовали, перебрасываться новостями и замыкаться на этом… Тогда вышли романы Трифонова «Нетерпение» и Давыдова «Глухая пора листопада» - всю эту атмосферу бесовщины я чувствовал внутри себя, этот «административный восторг», что занят подпольной деятельностью!.

https://istorex.ru/Novaya_stranitsa_17?fbclid=IwAR12DInwNi4jAqx7VbZ-5z033fSbTJh0qJL6tJGyrofMX8Kl3bilcARxz-Q

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
Избыток праздности и интернетовская аддикция до добра не доводят. Вдруг узнал новые уголки русского мира. Константин Семин. После просмотра его интервью с Жанной Болотовой, заглянул в Википедию и узнал, что этот господин (он наверняка предпочитает товарищ, но я его так не смогу величать, да и меня он вряд ли согласится так называть) – православный коммунист! Почему-то уже не удивляет, ну да шут с ним, не в нем дело. А вот советская кинозвезда вызвала интерес настолько, что послушал все интервью до конца. Поразительное ощущение. Как будто встретился с инопланетянином, говорящим на абсолютно понятном языке. Т.е. грамматика и вокабуляр совершенно понятны, но вот смысл произносимого не то чтобы ускользает, а транслирует некую реальность, никак не совпадающую с данной мне в ощущениях. Ну да, собственно ее образы, ассоциации, оценки я хорошо помню из своей прошлой советской жизни. Они составляли советский официоз газеты «Правда» и программы «Время». Но с тех пор прошло много времени, за которое казалось бы мифологический туман должен был выветриться. Во всяком случае в 90-е проветривание вроде бы состоялось. Но вот вам, ничуть.  Попытался выделить, что более всего поразило меня в высказываниях этой странной дамы. Там много чего было, но пожалуй одно обстоятельство привлекло особое внимание. Я отчетливо увидел, как ее сознание, скорее даже подсознание, постоянно фильтрует произносимое ей, цензурирует его. Она постоянно одергивает себя, иногда явно, чаще внутренне, но очевидно боясь сказать что-то не то. Похоже, что внутри зашит некий безостановочно работающий механизм, проверяющий мысли на соответствие каким-то стандартам, эталонам. Когда пришло это осознание, немедленно вспомнился Юрий Слезкин с его гипотезой о большевиках как милленаристской секте. Столетие промывки мозгов не прошло бесследно. Звезда демонстрировала явственно видное сектанское сознание, постоянное опасение нарушить священные заповеди, а главное -сказать что-то лишнее, способное навредить заветному делу. Уверен, что если бы ее попросили описать «заветное дело», в ответ мы бы ничего кроме унылого повторения лубочных догм на уровне «Краткого курса» не получили.

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

Из письма приятелю

...Откликаясь на твое недоумение по поводу моей реплики относительно последнего текста Янова, я должен внести ясность. Моя реакция была заключительным аккордом внутреннего диалога, который остался за кадром. Что вероятно и вызвало твое недоумение. Попробую восстановить опущенную цепь размышлений.

Александр Янов, известный историк, занимающийся русской историей и всю свою долгую жизнь пишущий книгу «Русская идея». У него есть свой взгляд и своя концепция русской истории, от которой он, как кажется, никогда не отходил, хотя многие его высказывания плохо с ней гармонируют. Ну, не мне судить, я ни разу не историк. Смешно же мне стало оттого, что в начале 90-х он кинулся поддерживать постсоветское руководство, предлагая ему взять западные лекала и западных же инженеров, которые должны были по этим лекалам соорудить «правильный» порядок. Я в то же примерно время, не имея под собой исторической платформы подобной янинской, тоже был исполнен энтузиазма и веры в то, что наступил великий перелом и Россия теперь двинется по пути благоденствия. (Да здравствует Фукуяма!) Опыт показал наивность и историческую близорукость таких ожиданий, но не для Янова, который остался верен своей изначальной концепции. У меня же последний опыт мира и России вызывает усмешку, над которой возможно я еще успею тоже усмехнуться через какое-то время. Но повторюсь, я не историк.

 

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
В пространственно-временном континууме я нахожусь бесконечно далеко от Грузии, как и от других осколков советской империи. Когда Россия напала на Грузию в 2008 г, я еще был активно вовлечен в российские хлопоты, и начало августа 2008 г застало меня в Москве. Ирония в том, что мои, нынче закончившиеся, российские дела неизбежно приводили меня туда в кризисные моменты, и в августе 91-го, и в октябре 93-го я оказывался близко к драматическим событиям тех мест. Теперь уже почти десять лет как я в Россию и ее окрестности не езжу, наблюдаю издали. Благо дело интернет пока не отключали. Однако атмосферу происходящего через интернет не уловишь, да и отсутствие непосредственной вовлеченности не способствует лучшему пониманию реальности. Поэтому для воссоздания какой-то картинки происходящего все больше приходится прибегать к собственному воображению и накопленным моделям исторической динамики.

Нынешнее обострение в Грузии я отчасти могу воспроизвести из получаемых новостей, которые дополняю своим пониманием общей советско-российской конструкции и ее последовательным, продолжающимся разрушением. Сегодня Украина, Грузия, Армения, Молдова – разрывы расползающейся имперской ткани, неизбежно забегающие и вглубь России. Кремлевская стая и ее вожак – носители имперского синдрома, хотя сами вероятно этого не сознают. Важно здесь то, что обострение имперского синдрома -- признак приближающегося конца, агонии сохранившихся атавизмов. В этом смысле любопытно происшедшее в Тбилиси. Можно гадать, что представляет собой поведение российских посланников, умышленную наглость или недальновидную глупость. Полагаю, что комбинацию того и другого. Наглость имперского сознания неизбежна как и глупость –следствие негативного отбора, характерного для авторитарных систем.

https://www.youtube.com/watch?v=gITa2DGQCTY

https://snob.ru/entry/178846/?utm_source=rss&utm_medium=rss&utm_campaign=rss

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
Пионтковский назвал Ельцина Гинденбургом. Понятно, в каком смысле возникла аналогия. Полагаю все же, Борис Николаевич наверное сильно бы заскучал, доведись ему дожить до наших дней. В отличие от  Пауля Людвига Ганса Антона фон Бенкендорфа унд фон Гинденбурга Ельцин при назначении своего ставленника вряд ли имел в виду его дальнейшие кульбиты. Да и сам выдвиженец едва ли представлял себе, куда выведет его властная траектория. Впрочем, исторические аналогии сколь соблазнительны, столь же и коварны.

NB Посмотрел, оказывается Пионтковский и в самом деле провидец. Борис Николаевич Гинденбург впервые появился у него аж в январе 2000 г http://www.yabloko.ru/Publ/Book/Fire/fire_002.html
Свидетельствую сам
Поэма (отрывки)
В непарадной практике поэтов
Есть на всё особый аппетит.
Кто же нам писать про то и это
Помешает или запретит?


Не могу отсиживаться немо,
Ждать каких-то импульсов извне.
И фигура Сталина как тема,
Это - эхо прошлого во мне.

Всенародно, в октябре и мае,
Мы сверяли чувства по нему.
И стоял он, руку поднимая,
Равный громовержцу самому.

Не о нём ли, как о капитане,
Мы трубили, тоже неспроста!
Это он в годины испытаний
Не сходил с командного поста.

Это мы, по-своему законно,
Чтили в нём могущество своё.
Из живого делали икону
И молились, глядя на неё.

А когда от смертного удара
Он упал, вершинно-одинок,
Нам, признаться, чудилось недаром,
Что уходит почва из-под ног.

И скорбя, об этом человеке,
Наш все бури вынесший народ
Думал, что отныне и навеки
Он подвержен участи сирот.

Человек лежал в Колонном зале,
А к нему, сметая всё с пути,
Шла Отчизна с горькими слезами,
Чтоб сказать последнее "прости".

И тогда, возвышенный над каждым,
Он ушёл от нас не одинок:
Сотни душ растоптанных сограждан
Траурный составили венок...
* * *
Мы потом сошлись в Кремлёвском зале
Лучший цвет завода и села.
Мы о культе личности сказали,
Не тая, что личность-то была...

Да! В таких - буквально - людях-глыбах,
До вершин вознесшихся не вдруг,
Надо не замалчивать ошибок,
Но и не зачёркивать заслуг...
* * *
Я считаю личными врагами
Тех немногих, кто у нас порой
По своей охоте и программе
Хает мой и наш Советский строй.

Кто, как кот, до сливок славы лаком.
Кто, как сплетня, зол и языкат.
Чья стряпня приемлется со смаком
За пределом наших баррикад.

И пока смердят сии натуры
И зовут на помощь вражью рать,
Дорогая наша диктатура,
Не спеши слабеть и отмирать!
* * *
Иногда случается, к несчастью,
Что и скромный выходец из масс
Вдруг дорвётся, так сказать, до власти,
И пошёл, что твой калиф на час:


Учит всех, с настойчивостью хмурой,
Волево внушает без конца,
Как свести лицо архитектуры
К типовой безликости лица...

А визиты в дальние пределы
С батальоном свиты показной! -
Это нам в копеечку влетело
И покрыто нашей госказной...

Кое-чья окончилась карьера.
Истекли регламенты и срок.
Самый многословный из премьеров,
Уходя, ни слова не изрёк...
Сергей Смирнов. 1967 год.

* * *

Profile

seattle
otkaznik
otkaznik

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com