Category: политика

seattle

Кое-что о гибридах

Дмитрий Травин выразил сомнение по поводу концепции «гибридного режима», чем немедленно привлек мое внимание и усилил симпатию к себе. Определив «гибрид» как помесь демократии и авторитаризма, он резонно заметил, что никакая это не помесь, а самый что ни есть авторитаризм. Екатерина Михайловна разумеется не преминула вступиться за свое любимое детище и принялась объяснять как правильно нужно понимать гибриды. Профессионал никак не может пройти мимо обсуждения тонкостей предмета его профессии. «Нимфа разве гроб дает, туды ее в качель» (с). Но в отличие от радости Безенчука предмет интереса политологов гораздо менее конкретен и определен. Вот им и приходится не только его определять, но и наделять новыми сущностями и придумывать термины для их обозначения. Это неизбежно в любой познавательной деятельности. Но менее всего я хочу уподобляться политологам и пускаться в плавание по неспокойному океану схолостических размышлизмов. В данном случае речь идет о корректности и полезности (sic!) понятия «гибридный режим».Collapse )


Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

Страсти-мордасти

Интересный нынче год случился и грозит еще более интересный следующий.

Когда демократы начали разговор об импичменте, а они кажется начали его на второй день после избрания Трампа, вопрос о его (импичмента) эффективности возник немедленно. Недаром Пелоси так долго колебалась: быть (импичменту) или не быть. Палка-то о двух концах. Но действительность и Трамп отодвинули все опасения. А опасений больше чем достаточно, и теперь, когда машина импичмента закрутилась, они только умножились. Однако отступать поздно, сценарий залитован и пущен в производство. Я дело представляю себе так. На сцене американского политического театра разыгрывается четырехактная драма:

Collapse ) Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

Из ФБ

 

ИМПИЧМЕНТ КАК ОСОЗНАННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

Наблюдать вживую за перипетиями импичмента Никсона я, естественно, не мог. Да и особого интереса к этой истории поначалу не испытывал. Помню лишь легкое удивление тем, что американский закон допускает преследование президента страны по столь незначительному, как многим казалось, поводу. Когда под угрозой неминуемого импичмента Никсон ушел в отставку, возникла озабоченность судьбой разрядки, о которой он договорился с «дорогим Леонидом Ильичом». Этим и ограничилось.
Несостоявшийся импичмент Клинтона тоже впечатления не произвел: подумаешь, шашни с практиканткой, в которых он не хотел признаться.
Не то теперь: свидетельские показания на парламентских слушаниях по делу об импичменте Трампа смотрю вживую как подорванный. На днях даже предпочел их хоккею. А вчера дико возмутился тем, что на CNN вырубили из прямого эфира трансляцию слушаний, переключившись на политический кризис в Израиле. Причины моего интереса к слушаниям просты.
Рискуя огорчить почитателей Трампа, скажу, что воспринимаю их кумира с недоумением и некоторой брезгливостью. Убежден: чем скорее этот вторичный продукт американской демократии перестанет отравлять жизнь цивилизованным странам и облегчать – нецивилизованным, тем будет лучше для всех. И в первую очередь для самих американцев.
Кроме того, сама процедура импичмента как таковая – это, если угодно, урок реальной демократии, важный и поучительный опять-таки для всех.
Впечатлений от увиденного и услышанного масса. Расскажу только об основных.
Все свидетели – высокопоставленные государственные служащие – дали исчерпывающие показания, полностью изобличающие президента США в использовании своего служебного положения в личных политических целях. Они посчитали такие действия президента недопустимыми и не побоялись навлечь на себя его гнев, заявив об этом под присягой. В основе такой позиции свидетелей их убежденность в том, что они служат конституции своей страны, а не лично ее президенту. Кто-то, возможно, удивится, но это действительно так: в нормальной демократической стране президенты приходят и уходят, а конституция остается.
Особенно сильное впечатление произвели на меня показания кадровых дипломатов Мари Йованович, Уильяма Тейлора и Дэвида Холмса, профессионального военного Александра Виндмана и сотрудницы Совета национальной безопасности Фионы Хилл.
Не могу не посочувствовать Йованович, Тейлору, Хилл и Холмсу. Мне доводилось попадать в похожие ситуации. Я хорошо представляю, что чувствует посол, когда в «его» стране объявляются какие-то кексы с непонятными полномочиями, вступающие в секретные контакты с высоким местным начальством. Легко могу поставить себя и на место сотрудника посольства, вынужденного этих кексов сопровождать и обслуживать. Наконец, я на собственном опыте знаю, как неприятен бардак, возникающий всякий раз, когда задачи внешней политики твоей страны вступают в противоречие с интригами внутренней.
Переживания профессионального военного, столкнувшегося с грубым и явным нарушением закона его верховным главнокомандующим, мне представить сложнее. В России подобная коллизия просто немыслима. Думаю, что подполковнику Виндману было очень нелегко. Тем выше мое уважение к его поступку.
Мне приятно сознавать, что двое из этой великолепной пятёрки – Мария Михайловна Йованович и Александр Семенович Виндман – родом из СССР. Они стали хорошими американцами, которыми мы, их бывшие соотечественники, вправе гордиться. Не мог также не обратить внимание на то, что блестящий специалист своего дела Фиона Хилл родилась в Великобритании. Где ее талант международника оказался не нужен, как говорят, по причине «невысокого» происхождения. Насколько верна эта информация, не знаю, но факт налицо: на работу в МИД Великобритании ее не взяли.
В отличие от четырех отмеченных выше свидетелей, еще один – Гордон Сандленд – особого впечатления не произвел. Он, конечно, подтвердил, что президент США был готов пообщаться с президентом Украины в обмен на публичное заявление последнего о возобновлении расследования по «делу» украинской компании «Бурисма», где подвизался сын тогдашнего вице-президента США Байдена. Считая старшего Байдена своим главным соперником на предстоящих президентских выборах, Трамп пытается нарыть на него компромат.
С учетом того, что Трамп эту увязку личного с общественным отрицает, признание Сандленда имеет немалое значение. (Хотя, на мой взгляд, доказательств совершенного президентом США преступления и без того выше крыши.)
В остальном, Сандленд, политический назначенец Трампа, произвел впечатление лукавого и профессионально неподготовленного человека. Он не уставал напоминать, что никогда не записывает свои беседы, дескать, не царское это дело. При этом он потом постоянно уходил от ответов, ссылаясь на провалы в памяти. В махинациях, которыми он, по поручению Трампа занимался в Киеве в компании Джулиани, Сандленд, по-моему, не раскаивался. Просто досадовал, что попался.
Впрочем, на фоне иных бывших и действующих сотрудников Белого Дома, вообще уклонившихся от свидетельских показаний, Сандленд выглядел более-менее пристойно.
Зато самое жалкое впечатление произвели участвовавшие в слушаниях конгрессмены-республиканцы. Не имея, что возразить свидетелям по существу их показаний, республиканцы путались. То напоминали о том, что Трамп смертельно обижен на Украину, якобы поддерживавшую Хилари Клинтон на президентских выборах 2016 года. И даже активно вмешивавшуюся в эти выборы, о чем ему доверительно сообщил лично президент России Путин. Которому Трамп, как известно, верит, как самому себе. То демагогически вопрошали, почему президент Украины Зеленский не пожаловался на оказывавшееся на него Трампом давление двум заезжим американским сенаторам. То напоминали о том, что заявления о расследовании «преступлений» Байденов от Зеленского так и не дождались, а военную помощь Украине все же выделили. То просто уходили в глухую несознанку, совершенно в стиле российских политиканов: мол, не докажете. Запевалой у них был некий Джим Джордан, расхристанный персонаж без пиджака, в съехавшем набок галстуке, очень похожий на завсегдатая помойных ток-шоу из российского зомбоящика. Не фига себе конгрессмен, думал я, силясь понять хриплый бред, который он выплевывал из своего ротового отверстия.
Общий, но пока лишь промежуточный вывод сводится к тому, что, говоря объективно, ловить Трампу нечего. Нельзя исключать, что он психанет и, совсем как Никсон в 1974 году, подаст в отставку, не дожидаясь рассмотрения импичмента в Сенате. В обмен на отпущение всех грехов, совершенных с момента своего прихода к власти. Но судя по безумию, явно охватившему конгрессменов-республиканцев на нынешних слушаниях, шансы на то, что импичмент пройдет Сенат, все же, боюсь, невелики. Грустно, господа.
И отдельно следует сказать о президенте Украины Зеленском, едва не попавшем как кур в ощип со своим заявлением о начале расследования «дела» Байденов. Каким-то чудом он от этого заявления в последний момент воздержался. Но и самому Зеленскому, и членам его команды стоит все же подумать, как они дошли до жизни такой? Какими своими словами и действиями побудили посла Сандленда доложить Трампу о том, что «он (Зеленский – Г.К.) любит твою задницу и сделает, все, о чем ты попросишь»?

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

Любопытно отметить, что болельщики Трампа (я все же о тех, кто сохраняет мужество критического мышления) никогда не пытаются защищать своего чемпиона с нравственных, репутационных позиций. Вот обвиняют теперь Трампа в том, что он пользовался своим положением для достижения личных целей. Никто из разумных сторонников Трампа не сказал, что не мог он этого делать потому что он человек с моральными устоями. Разумные сторонники Трампа всегда апеллируют к прагматическим соображениям. Они даже легко соглашаются, что как человек Трамп дерьмо собачье, но поскольку пользы от него много, то и плевать на его личные качества. Вообще, требовать от политика белоснежных риз – занятие глупое и неприличное. Более того, если у этих людей спросить, считают ли они возможным, что Трамп способен совершать безнравственные поступки (пардону прошу за пафос!) для достижения личного благополучия, большинство из них скорее всего согласится. Такой вот андулясион на дому. Только не надо мне говорить, а вы что хотите, чтобы была Клинтон/Уоррен/Сандерс далее везде? Речь совсем не о том.

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

Из ФБ

 Георгий Кунадзе

ВСАДНИКИ АПОКАЛИПСИСА

«Почему я должна учиться для будущего, которого скоро уже не будет», – заявила недавно Грета Тумберг, юная экологическая активистка, едва не получившая Нобелевскую премию, непонятно в какой номинации. Эта яркая фраза вновь побудила меня задуматься. Но не о феномене самой Греты, взявшейся изучать проблему глобального потепления в 8 лет и впавшей на этой почве в умело распиаренную депрессию три года спустя, а о том, что стало причиной ее недуга. С жутким прогнозом надвигающегося климатического апокалипсиса действительно не всё понятно. Многие считают его научно обоснованным и более чем вероятным. Есть, однако, и те, кто относится к нему с немалым сомнением. Скептики напоминают, что начавшийся примерно 10 тысяч лет назад относительно теплый период считается межледниковым. Что наступит, когда в непостижимо далеком будущем он закончится – глобальное потепление или новый ледниковый период? Предмет для обсуждения, несомненно, есть. Но участвовать в нем, наверное, должны специалисты, а не заполошные профаны. Пока же кажется очевидным, что будущее у Греты все-таки будет.

РАЗМЫШЛИЗМЫ
Куда более реальной выглядит опасность глобального политического апокалипсиса, одним из предвестников которой может стать вырождение так называемого «политического класса».
В нормальных демократических странах, имеющих реально работающие механизмы сменяемости власти и надежную систему сдержек и противовесов, к «политическому классу», в узком понимании этого термина, принято относить тех, кто занимает выборные государственные должности или назначен на работу в госаппарате по политическим причинам. Остальные госслужащие составляют кадры профессиональных бюрократов, не участвующих в политических дрязгах и худо-бедно обеспечивающих преемственность принципов, целей и методов текущей политики государства.
Нормальных демократических стран в мире сравнительно немного, а их возможности проводить свою внешнюю и внутреннюю политику объективно ограничены нормами национальных и международных законов и морали.
Большинство же в мире составляют страны имитационной «демократии», а также «социалистические» и приравненные к ним «развивающиеся» страны разной степени успешности и самобытности. Власть в этих странах, как правило, несменяема, а в их «политический класс» записывают всех работников государственных органов и учреждений. Главная обязанность которых – слепо повиноваться воле вождя в минимальной привязке к нормам закона и морали, а при необходимости и без оглядки на них. В таких условиях само понятие «политический класс» едва ли не полностью теряет в этих странах свой изначальный смысл. А их возможности проводить свою внешнюю и внутреннюю политику не ограничены, по сути дела, ничем кроме прихотей вождя и его клики.
Типичным примером государства, свободного от норм закона и морали, является Россия с ее вечным президентом Путиным, унылым сибаритом, отставшим от нашего времени минимум на два поколения. Сегодня это имплантированное из прошлого государство использует все свои ресурсы, весь доступный ему арсенал современных технических средств и научных достижений, для того чтобы вернуть в прошлое остальной мир.
С учетом отмеченных обстоятельств, на плечи политиков и избирателей нормальных демократических стран ложится огромная ответственность за будущее человечества. По крайней мере в главных вопросах, от решения которых зависит его судьба, первые обязаны осознавать себя сообществом единомышленников и проводить внешнюю и внутреннюю политику, отвечающую общим интересам. А вторым должно хватать разума и здравого смысла, чтобы голосовать за таких политиков, не ведясь на посулы дешевых политиканов.
Беда лишь в том, что, то ли по странному совпадению, то ли в силу какой-то не вполне понятной закономерности, избиратели едва ли не всех нормальных демократических стран в последнее время голосуют за политиков, не годящихся даже в подметки своим великим предшественникам. А сами эти политики, дорвавшись до власти, ведут себя как слоны в посудной лавке или, наоборот, проявляют слабость и нерешительность там, где жизнь требует от них силы и твердости.

БОГАТЫРИ – НЕ ВЫ
Взять, к примеру, Великобританию, одну из старейших демократических стран, давшую миру плеяду блестящих политических лидеров. Дизраэли, Гладстон, Бальфур, Ллойд-Джордж, Черчилль, Тэтчер… В этом списке – личности, чьи достижения навсегда останутся в истории, а отдельные ошибки не умалят заслуг. Список открыт для новых имен, однако, трем последним британским премьер-министрам места в нем, думаю, нет.
Чем, скажите на милость, запомнятся Кэмерон, Мэй и Джонсон? Разве что одной на троих катастрофической ошибкой, от которой так колбасит Великобританию и всю остальную Европу. Судите сами.
Кэмерон, будучи сторонником членства Великобритании в ЕС, пообещал провести референдум о выходе из него (Брексите) в надежде заполучить голоса «евроскептиков» на парламентских выборах. Победив на выборах, но неожиданно проиграв на референдуме, Кэмерон ушел в отставку. Пришедшая ему на смену Мэй завела дело о выходе из ЕС в политический тупик и с облегчением тоже ушла в отставку, уступив пост премьера Джонсону, единственному из этой троицы стороннику Брексита. Который ничего толком не добился.
Самое интересное в том, что, пытаясь проломить лбами несогласие парламентариев на предложенную им формулу Брексита, Мэй и Джонсон ссылались на «волю народа», выраженную участниками референдума, имевшего, внимание, консультативный характер и, следовательно, не являвшегося актом, обязательным к исполнению. Так или иначе, скоро в Великобритании состоятся новые парламентские выборы, на которых опозорившиеся со своим дурацким Брекситом консерваторы будут соперничать со скатившимися далеко влево лейбористами.
По грустной иронии, любой исход таких выборов, вероятно, был бы на руку России, хотя бы потому, что крупнейшими индивидуальными спонсорами консерваторов являются осевшие в Лондоне российские коррупционеры, а лейбористы не скрывают своих симпатий к политике Путина.
Еще более явные признаки вырождения «политического класса» заметны за океаном, в стране «стабильного гения» Трампа. Нет такой глупости, которой не совершил бы этот невежественный и психически нестабильный человек, объективно не готовый руководить величайшей державой мира. Не хотелось бы оскорблять память великих Вильсона, Рузвельта, Трумэна, Эйзенхауэра, Кеннеди или Рейгана, сравнивая их с Трампом, без вариантов худшим президентом в истории США.
Сугубо деляческий подход Трампа к сложившейся после Второй Мировой войны системе международных отношений является, на мой взгляд, прямой и явной угрозой существующему миропорядку. А его недостойная лидера демократического государства симпатия к самым одиозным мировым диктаторам не может не вызывать отвращения.
Сможет ли Трамп избежать импичмента, добьется ли избрания на второй срок, решать самим американцам. Глядя со стороны, кажется, что такой исход очевидного кризиса американской государственности исключать нельзя. Особенно с учетом того, что в стане противостоящих Трампу демократов не видно по-настоящему сильных претендентов на президентский пост.
Впрочем, чем бы ни закончился этот кризис, последствия самого глубокого со времен Гражданской войны раскола американского общества будут ощущаться еще долго.

КРУГОМ ШЕСТНАДЦАТЬ
Любой раздрай в Европе, тем более, по столь острому вопросу как выход Великобритании из ЕС, объективно отвлекает внимание европейских политиков от недостойных махинаций России в Украине, Сирии, Африке, Латинской Америке и Азии. К тому же, если и когда Великобритания все же покинет ЕС, в нем еще больше возрастет влияние Германии, Франции и Италии, которые относятся к путинской России с намного большим «пониманием», чем вечно гадящая ей «англичанка».
Не стоит в этой связи забывать и о том, что нынешнему французскому лидеру Макрону бесконечно далеко до таких титанов как де Голль или Ширак, а в Германии давно уходящая на покой Меркель, при всем к ней уважении – все же не ровня Аденауэру, Эрхарду или Колю. Ну а кто находится у власти в Италии, я, к своему стыду, даже и не вспомню.
В целом, складывается стойкое ощущение, что страны ЕС, озабоченные рукотворной проблемой Брексита и порядком дезориентированные политикой нынешней администрации США, не прочь «перевернуть страницу» в отношениях с Россией. Им не привыкать: они этот трюк проделывали в прошлом не раз.
В свою очередь, в США главные политические игроки слишком поглощены борьбой за и против своего безумного президента, чтобы найти время для насущных проблем далеких стран Европы.
Всё это – очень хорошая новость для витающей в «великодержавных» облаках путинской России. Не успеем оглянуться, как из каждого утюга донесется долгожданная весть о новом «триумфе воли» нашего вождя и где-то даже учителя.
Зато для всех остальных постсоветских стран, возникших на лагерных развалинах социализма, это очень плохая новость. За почти тридцать минувших лет кто-то из них превратился в дикие азиатские деспотии, кто-то – в подобные России имитационные «демократии» разной степени жестокости и вороватости, а кто-то остался носителем ее бациллы, излечиться от которой труднее, чем подхватить повторно. Некоторые постсоветские страны по несколько раз брались строить демократию, получая на выходе лишь ее имитацию российского типа. Имитацию эту, как водится, свергали, но лишь за тем, чтобы через какое-то время начать строить вновь.
Цикл «демократия – имитационная демократия» стал символом тупика и настоящим проклятием для многих постсоветских стран. Этим странам нелегко: путинская Россия всеми силами пытается принудить их именно к имитационной «демократии», видя в ней залог своего господства на «канонической» территории распавшегося СССР. В таких условиях, стремящимся к реальной демократии постсоветским странам никак не обойтись без масштабной и многофункциональной поддержки развитых, то есть нормальных демократических стран. Далеко не факт, однако, что в описанных обстоятельствах она им будет предложена без оглядки на «великого и ужасного волшебника», живущего не в сказочной стране Оз, а где-то в России. По соображениям безопасности, все маршруты его передвижения и места пребывания засекречены. Он всюду и нигде. Но вы ведь поняли, о ком идет речь?

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

Ой!

Вызывающий заголовок очерка Владислава Иноземцева, объявляющий Путина стопроцентным европейцем, заставляет вздрогнуть и возмутиться. Первая реакция – что это случилось с Иноземцевым? Однако используемый прием достигает цели и приковывает внимание читателя к тексту. Провокация автору удалась. И против мысли о том, что европейскость Путина отстала от современности на сотни лет, нет никаких возражений. Все верно. Немного смутило правда то, что автор видит европейских политиков такими наивными дурачками, не понимающими, что на самом деле являет собой Путин. Дело обстоит хуже. Все они прекрасно понимают и разделяют тоску кремлевского пахана по прежним временам. Несомненно, Россия отстает во времени от современного цивилизованного мира. Однако еще вопрос, что куда движется. То ли по Иноземцеву Россия через пару столетий станет похожей на современную Европу, то ли Европа, повернувшись вспять, ринется в собственное средневековье. 

Collapse )</div> Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

 В очередных дебатах сошлись претенденты на президентство от демократической партии. Обсуждались все главные политические проблемы и предлагались способы их решения. Не раз и не два звучала апелляция к американским ценностям. Но вот, что я отметил. За все три часа дебатов я ни разу не услышал слова «свобода». «Демократия» - да, звучало, а «свобода» – ни разу. И не удивительно. Практически все предложения к решению американских проблем сводились к регулированию и перераспределению богатства, введению налогов и ужесточению контроля над всем, до чего можно дотянуться. Слово «свобода» здесь было бы неуместно. Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org