otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Похоже, если даже предположить, что однажды на земле исчезнут все евреи (еще бы договориться, что такое еврей!), скажем, все улетят на другую планету, антисемитизм останется как учение о завете и власти сатаны. К этому усердно прикладывается немало усилий. Вот два моих любимца (не самых больших, но все же):
http://berkovich-zametki.com/Nomer23/Bykov1.htm
http://lib.ru/WELLER/r_r2.txt
Веллер начинает свое эссе словами
Не  знаю,  знакомо ли  вам  это странное  ощущение, оцепеняющее однажды
ужасом, когда смотришь в зеркало и вдруг понимаешь, что видишь там еврея.

Из чего следует, что он таки да, еврей. Поскольку евреем может быть только человек, признающий себя евреем. Всякий другой подход, определяющий еврея из вне, приписывающий ему это звание, немедленно ведет к деревянным циркулям и прочим газенвагенам. Но именно таким приписыванием занимается Быков, разоблачая Бродского:
Бродский мог сколько угодно открещиваться от своего еврейства, постоянно повторяя: "Я плохой еврей", и даже писать по стихотворению на каждое Рождество - как говорил он сам, ко дню рождения наиболее чтимого им Человека; однако апология Ветхого Завета, содержащаяся в большинстве его эссе и интервью, слишком несомненна, чтобы можно было говорить о его христианстве. Ветхий Завет представляется ему более иррациональным, а следовательно, и более величественным. В нем нет христианской идеи воздаяния (идеи, к слову сказать, вовсе не христианской, а только используемой христианством время от времени; настоящая христианская идея - идея отказа вместо борьбы, гибели вместо компромисса). В Ветхом Завете нет причинно- следственных связей, нет человеческой логики - есть лишь первозданное, природное, внеморальное величие, и это величие Бродского восхищало. Как, например, море или небо, как любые любимые им огромные пустынные пространства. В этом космическом холоде затеплился огонь человеческой морали - но она кажется Бродскому слишком человеческой.
Если Бродский говорит, что он не еврей, то не Быкову решать по-другому. Как и в случае с Пастернаком. Если Пастернак тяготился своим еврейством и призывал к ассимиляции, то надо дать ему такую возможность и прекратить разговоры о его еврейском происхождении. Иначе мы знаем, что последует. С другой стороны, если Быков отказывается от своего еврейства и заявляет о русской принадлежности, то вероятно ему не следует рассуждать о том, как евреи, чувствующие себя таковыми, должны жить. Не его это дело.
Tags: Бродский, Быков, антисемитизм, евреи, откровения зрелости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments