otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Я было зарекся вспоминать Быкова, но он все время мельтешит перед глазами. На заглавной страничке etvnet появился концерт в Торонто. Быков читал свои стихи. В числе прочего прочел и «На два адреса».Прямо скажем, аудитория для этого стихотворения была подходящая. В том смысле, что именно она могла вполне оценить авторские откровения по поводу хорошо ей знакомому. Отношение Быкова к эмиграции известно, он его демонстрировал неединожды. Однако в этом «лирическом» стихотворении помимо отчетливой авторской неприязни к эмигрантам содержится много другого, чего, возможно, по некотором размышлении автор и не захотел бы сказать. Но сказал. Однако по порядку.

Первая же строчка вызывает недоумение:

«Чем злит меня российский эмигрант, в изгнании обычно неповинный?»

Как говорил Михаил Афанасьевич, «гражданин соврамши». Почему это неповинный? Очень даже повинный. И не в изгнании, а в бегстве. Причем бег этот бывал с многими и высокими барьерами. Этим вранье совсем не исчерпывается. В сути весь тезис о пыжащихся продемонстрировать счастье и благополучие эмигрантах, на самом деле бескончено несчастных и толко что и делающих, что выглядывающих несчастья России, отражают «фантазию» автора. На самом деле представляемая им картина скорее всего есть зеркальное отражение его собственной внутренней драмы именно этого свойства. Ему хочется, чтобы эмигранты были несчастны и тем самым доказали правильность быковских ощущений.
Можно было бы почти в каждой строчке найти этот след авторской «фантазии», но пусть другие занимаются этим пустым делом. Я же обращу внимание на, пожалуй, главную особенность быковской мировоззренческой системы, которую и раньше прослеживал в его окололитературных размышлизмах. По сути он в своих реакциях следует тем построениям, которые находятся на вооружении у нынешних кремлевских начальников. Построения эти имеют идеологические корни в 19-м веке, в «вестфальской» системе, которая все более становится историческим артефактом. Быков подменяет понятие культура, очевидно не вкладывающееся в государственные границы, понятием суверенного государства, с которым он ассоциирует себя и «народ» (еще одно сомнительное понятие). Если это понять, то сразу становится очевидной слабость его аргументации. И ложность его пафоса, когда он с гордостью объявляет нравственную необходимость окончательного разрыва эмигранта с местом (?) происхождения. Замечу, что путаница в его мозгах хорошо видна из «...метаться — грех, судьба — не черновик, язык не сбросить». Из логики его подхода можно заключить, что язык определяется  и ограничивается страной. Очевидный абсурд.
Tags: Быков, размышлизмы, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments