?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Действительно, по отзывам тех, кто близко знал Фридриха Горенштейна в Москве, до эмиграции, доброе слово о литературных коллегах услышать от него можно было крайне редко: он говорил «этот Васька», «эта девочка», «питерская пьянь»… Их, со своей стороны, коробили его плохие манеры, грубоватость, неоправданная резкость, выраженный еврейский выговор (есть основания полагать, что Фридрих нарочно утрировал его, чтобы спровоцировать собеседника), злопамятность — черты уязвленного непризнанием провинциала. В итоге получалось, что советская литература отвергала творчество писателя Горенштейна, а советская писательская интеллигенция отвергала его самого.
Мнение о «тяжелом человеке» вредило Горенштейну и в эмиграции, причем нельзя сказать, чтобы оно было совсем уж несправедливым. В последние годы жизни он напечатал в берлинском журнале «Зеркало загадок» несколько объемистых публицистических эссе — «Товарищу Маца — литературоведу и человеку, а также его потомкам» (1997), «Сто знацит?» (1998) и «Как я был шпионом ЦРУ» (2000, 2002). В них, как вспоминал Лазарь Лазарев, Горенштейн рассчитался со всеми обидчиками «на полную катушку — всем досталось».
Досталось и вправду многим. Например, О. Ефремову: «именно Ефремов был автором “мнения” обо мне». Далее — певцу ленинской темы драматургу М. Шатрову, по убеждению Горенштейна, доносившему на него в «инстанции»: «коротконогий, с увесистой задницей». Припечатаны были критики: П. Вайль и А. Генис («не печатаются только на подоконниках»), Г. Померанц и И. Роднянская («принадлежат к интеллектуальной богадельне»), Л. Клейн («кто такой Л. Клейн?»), С. Тарощина («либеральнорусофильствующая во Христе»)… А о песнях Б. Окуджавы, В. Высоцкого, А. Галича говорилось так: «застольные мелодии, не столько талантливые, сколько прилипчивые, которые хорошо не петь, а напевать». Соответственно, и С. Довлатов «не столько читается, сколько почитывается».
Впрочем, к качеству прозы Сергея Довлатова претензий у Горенштейна не было: «как умел, так и писал». Вообще он нападал далеко не на всех: хорошо отзывался, скажем, о произведениях Владимира Войновича и Евгения Попова или о статьях критика Бенедикта Сарнова — при этом ни слова не сказав о Василии Аксенове. Но он крайне болезненно воспринимал отсутствие своих книг на прилавках москов­ских магазинов, и объяснению «Горенштейна не покупают, потому и не издают» верить не хотел. Вся беда, считал он, в том, что опять «шестидесятники все заполонили», и в литературной жизни новой России «всюду шестидесятнический дух, всюду шестидесятничеством пахнет, чувствами и мыслями облегченного типа». Эстетика же постмодернизма — Сорокина, Пелевина — для архаиста Горенштейна была тем более неприемлема.
Резкие, на грани скандала, высказывания в свой адрес не нравятся никому. Неудивительно, что Горенштейн снова оказался в литературном одиночестве — на этот раз еще и с клеймом завистника чужому успеху. После «Зеркала загадок» отношения изменились даже с добрым другом Лазарем Лазаревым, человеком, поверившим в талант Горенштейна с самого начала и после его отъезда в эмиграцию хранившим архив писателя. В течение десяти лет, с 1989 по 1999 год, письма Горенштейна Лазареву начинались «Дорогой Лазарь», и лишь последнее — с формального «Добрый день (или добрый вечер), Лазарь Ильич». А когда Горенштейн заявил в печати, что он против натовских бомбардировок Белграда, поддерживает возвращение музыки (не слов) советского гимна как гимна России и сомневается в пагубности для России «полицейского государства», его изоляция стала полной. Спорить с Горенштейном не стали — а вдруг его пророчества исполнятся, — но из истории литературы, представленной в мемуарах шестидесятников, на всякий случай исключили. Не запускать же было слона в посудную лавку — уж слишком он велик и непредсказуем.

http://magazines.russ.ru/znamia/2015/7/14n.html

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
(Deleted comment)
otkaznik
Jul. 20th, 2015 02:55 pm (UTC)
Получился Горенштейн
green_eegs
Jul. 21st, 2015 02:33 am (UTC)
спасибо, как интересно. я с ним была знакома НЕ, но через одно рукопожатие у нескольких моих знакомых.

и конечно много его читала. пока печатали - в какое-то время напечатлаи его книгу, статьи его тоже кажется шли в многочисленных эми-публикациях... писатель было он средний, но литературовед и публицист был бы приличный если бы не ругался.
otkaznik
Jul. 21st, 2015 03:01 am (UTC)
Я мало его читал. "Псалом" оставил сильное впечатление. Но вот эта статья была для меня громом среди ясного неба. Из нее следует очень многое, о чем стоит подумать. Как минимум.
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

seattle
otkaznik
otkaznik

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com