otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Это была, кажется, моя вторая поездка-возвращение в СССР. Стояла весна 90-го года. Я был совсем еще желторотый эмигрант, проведший в Америке меньше трех лет. Советского гражданства у меня не было, его отобрали при выезде из СССР, а до американского еще предстояло добраться. Лицо без гражданства, правда уже с постоянным видом на жительство в Америке. Тем не менее, паспорта у меня никакого не было, его заменял документ с пугающим непосвященных титулом Refugee Travel Document. Статус я имел беженский. Разваливающийся Советский Союз позволил, против всех ожиданий, получить советскую визу в этот более чем сомнительный документ.

Вторая делегация, членом которой я был, имела какой-то двусмысленный статус. С одной стороны мы были официально приглашены МПС, которое должно было обеспечить нас необходимыми условиями проживания, с другой – выяснилось, что уровень делегации был недостаточен, чтобы МПС за нас платило. Единственное, что принимающие хозяева для нас сделали,- заказали номера в гостинице под названием «Восток», что на задворках ВДНХ или как она теперь зовется я не знаю. Когда-то это была ВСХВ, но это было совсем давно. Эпоха развала Нерушимого еще не знала приличных гостиниц, вернее были обычные «Метрополь» с «Националем» и еще пара-тройка номенклатурных постоялых дворов, но то ли принимающей стороне казалось, что они слишком для нас дОроги, то ли они не сумели найти мест, но нас засунули в «Восток». Мы там не задержались и по собственной инициативе через день переместились в «Космос», который тоже был отнюдь не «Риц», однако все же и не чудовищный клопoвник, каким предстало наше первое меsто постоя.


Выписываясь на другой день из «Востока», я стал участником забавной коллизии, которая и спровоцировала мой рассказ. Получая с меня деньги за проживание, администраторша гостиницы с сочувствием сообщила мне, что они понимают мое тяжелое положение и проводят меня по соответствующей статье, полагающейся для политических беженцев. Она явно принимала меня за что-то совсем не то, чем я был. Мой счет был какой-то совсем смехотворный, что-то порядка 2-х долларов. Я чувствовал себя Остапом Бендером, но недолго. Пока менее удачливые мои спутники с американскими паспортами платили свои полноценные доллары, администраторша разобралась с тем, что я самозванец и авантюрист. Она подбежала ко мне и с гневом потребовала заплатить полную стоимость проживания, поскольку предоставленные мне льготы относятся к прогрессивным беженцам, а не к предателям родины, каковым без сомнения был я. Гнев ее был искренен, и я отнесся к ней с сочувствием, немедленно заплатив требуемую сумму. Роль Остапа Бендера мне никогда не подходила, вернее я ей.

Tags: remembrance, былое и думы, заметки по пути
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments