otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Хорошо помню испытанный в далеком детстве когнитивный диссонанс, с которого, кажется, и началось мое критическое осознание окружающего мира. Мне было лет 10 – 11. Родители оправили меня в пионерский лагерь от завода, где работал отец. Лагерь как лагерь, каких было тысячи в СССР. Не элитарный, устроенный по обычным советским стандартам, т.е. большие палаты казарменного типа на 30-40 койко-мест, с общими каптерками, подсобками и пр. помещениями армейского образца. Уже позже, пройдя армию, я понял, что армейский порядок в совдепии был общим законодателем мод. Но это к сути дела не относится. Важно, что быт был организован именно таким образом, что личное пространство в нем сводилось к минимуму. В пионерском лагере одним из немногих приятных занятий была рыбалка. Ну, рыбной ловлей это можно назвать чисто условно. В протекавшей неподалеку от лагеря маленькой подмосковной речушке мы ловили на удочку пескарей и уклеек, размером с ладонь. Но это доставляло большую радость и мы всегда возбужденно ждали, когда нас строем поведут к реке. Удочки и прочие снасти хранились в общем помещении в спальном корпусе. В какой-то момент было обнаружено, что кто-то ворует лески, крючки и прочие рыболовные снасти. Опять же, как я позже уяснил себе, воровство всегда сопутствовало советскому коммунальному бытию. Но в то время факт воровства моих крючков и грузил возмутил меня необыкновенно. И казалось мне, что мое негодование праведное и разделяется всем обществом. Однажды случилось так, что в неурочное время я зашел в спальный корпус и увидел, как Колька Калистратов (надо же, после стольких лет я все еще помню его имя), толстый, неопрятный парень срезает с наших удочек лески и крючки. Я не отличался большой силой и агрессивностью, был невысокого роста, но тут накатившая волна злости сделала меня сильнее, а главное, я ощущал свою незыблемую правоту. Я схватил Кольку за руку и потащил к ребятам нашего отряда, крича, что я нашел вора. Вот он вор, ребята! Он ворует наши снасти! А дальше был удар, силу которого я запомнил на всю жизнь. Собравшаяся вокруг нас пионерия нашего отряда не только не высказала осуждение злодею, но дружно встала на его сторону. Общее заявление принятое тут же было примерно следующим: все так делают, ничего страшного. Сегодня он украл; завтра мы у него украдем. И все. Ни один из собравшихся меня не поддержал. За долгую последующую жизнь я не раз имел возможность наблюдать, как мои оценки происходящего расходятся с общественными, но никогда я не испытывал потрясения больше чем тогда. Даже в случаях куда более серьезных. Детское восприятие мира имеет свои преимущества.

Tags: былое и думы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments