otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

После того, как я споткнулся об упущенную в свое время переписку Астафьева с Эйдельманом, получилась какая-то несуразная, не скажу дискуссия, скорее перепалка с приятелем, любящим подчеркивать свою научную объективность в национальном вопросе. В данном случае объективность выразилась в том, что, мол, если лучшие умы российской (конечно, не только российской, но российской в первую очередь, поскольку ближе) культуры (Гоголь, Достоевский, Чехов и т.д. и т.д.) обнаруживали негативное отношение к евреям, то, скорее всего, было что-то вызывающее, мало того, заслуживающее такое отношение. Вернуло это меня к размышлениям давнего времени, всплывающим в связи с различными событиями. Суть размышлений в попытке определить роль жертвы в акте насилия. Вспоминается реакция на знаменитый когда-то фильм «Ночной портье», оставивший во мне тяжелое ощущение подловатости авторской позиции. Из той же природы многажды обсуждаемый «стокгольмский синдром». Дело представляется таким образом, что в акте насилия жертва играет активную роль, без которой насилие было бы невозможно, жертва -- не объект, а субъект насилия. И здесь уместно вспомнить про привлекающие внимание и наиболее часто разбираемые случаи сексуального насилия, в которых субъектность жертвы, казалось бы, определена самой природой. Тем не менее, случаи эти разбираются в судах, и в хорошо формализованных юридических терминах она отделяется от злонамеренности насильника. Насилие на культурной, религиозной или национальной почве тем более предполагает, мягко говоря, аккуратность в попытках перенесения вины на жертву. И аргументация «сами виноваты» здесь проходит в еще меньшей степени, если проходит вообще.
Tags: антисемитизм, евреи, жлобство, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments