January 15th, 2021

seattle

Из ФБ

Как всегда умная Элла Панеях

Банальности, но все-таки проговорить надо.
Свобода слова, это запрет государству вмешиваться в то, что говорят люди. Дальше, конечно, можно порассуждать, насколько большие публичные корпорации это люди, а насколько - производные государства, и в этом качестве должны быть ограничиваемы, но это отправная точка.
Презумпция невиновности, это норма, существующая строго в рамках уголовного процесса, и призванная защитить обвиняемого в преступлении гражданина от произвола силовиков и предвзятости судей.
Если кому-то охота делать из закона, призванного ограничивать возможности всесильного Левиафана кушать своих подданных, этическую норму для себя лично, то этот кто-то, конечно, сам себе злой буратино, имеет право, но в общем-то это мания величия.
Если кому-то хочется навязать эти принципы в качестве неформальной этической нормы всему обществу, этот кто-то играет на руку Левиафану, заново выравнивая для него поле при столкновении с отдельным гражданином: ограничения, которые выгрызались для того, чтобы чуть-чуть уравновесить баланс сил между человеком и чудовищем, теперь были бы наложены и на отдельного человека тоже (повторюсь, что вопрос о том, насколько корпорация человек, а насколько левиафанчик, это отдельный вопрос, и тут все не так однозначно).
Это было по-простому, теперь давайте по-сложному, банальности мод офф.
Общественные институты - государство в первую очередь, но не только, неформальные институты тоже - призваны контейнировать насилие. Мы выясняем отношения в соцсетях, чтобы не обращаться за разрешением социальных противоречий к полицейским дубинкам и наручникам, и все-таки обращаемся к дубинкам и наручникам там, где альтернативой были бы (и когда-то были) столкновения стенку на стенку, войны между частными вооруженными группировками, грабеж, самосуд и кровная месть. Нынешние разборки вокруг увольнений, банов и отказов в обслуживании, это процесс формирования новых общественных институтов, которые способны контейнировать больше насилия, чем текущие - в том числе контейнировать и латентное государственное насилие, то есть, избавлять стороны конфликта от соблазна требовать официальных запретов, новых статей в уголовный кодекс, высылок, поражений в правах, посадок. Это уменьшение общего количества насилия, но и децентрализация, разгосударствление его латентных форм. Такая вторичная латентность получается. Как при всяком разгосударствлении, самый крупный кусок себе ухватывает кто? Не тот, кто самый хороший, а тот, кто ближе всего стоял, и был на этот момент в ресурсе. То есть, корпорации последнего поколения, с одной стороны, и самые отмобилизованные, продвинутые и шустрые социальные группы с другой. Они и забирают себе рычаги влияния. Получается в результате очень обидно, тем более если со стороны смотреть. Но тут хорошо бы не погрязнуть в ресентименте, сознавая, что потом рычаги влияния начнут растаскиваться на все мало-мальски организованные кластеры в обществе, и обидно будет уже тем, кто вроде бы успел все первым себе сгрести.
Ну, или так: я понимаю, что все это страшно неприятно выглядит, но на прошлом (государственноцентричном) этапе соответствующего калибра разборка за власть в обществе выглядела бы, как масштабная смена режима с последующими репрессиями, а на позапрошлом - как кровавая гражданская война. Цените прогресс.
seattle

Осуществляются мечты

Долгое время мечтал я соединить нынешние безграничные возможности интернета с моей очень качественной, но морально устаревшей аналоговой звуковой аппаратурой. Мой прекрасный усилитель NAIM,- которому уже за тридцать, но служит он мне исправно и поставляет качественный звук на не менее старые и не менее прекрасные колонки,- дружить с компьютерами сам по себе не умеет. Он родился в докомпьютерную эпоху и я мечтал найти способ научить его взаимодействовать с интернетом, полным великолепной музыки в исполнении гениев разных времен. И вот свершилось. Мой технически продвинутый и одаренный сын сделал мне подарок. Подарок называется Bluesound. Система предназначена для получения черeз WiFi сигнала из интернета и передачи его на мой NAIM, откуда уже звук привычным образом поступает на колонки. Звук превосходный, не хуже обычных CD, но возможностей при этом немеряно. Перво-наперво TIDAL, который я освоил недавно и чьи запасы я только начинаю постигать. Там царство музыки и очень высокое качество. В общем, жить бы еще да жить.
seattle

Tim Snyder

Post-truth is pre-fascism, and Trump has been our post-truth president. When we give up on truth, we concede power to those with the wealth and charisma to create spectacle in its place. Without agreement about some basic facts, citizens cannot form the civil society that would allow them to defend themselves. If we lose the institutions that produce facts that are pertinent to us, then we tend to wallow in attractive abstractions and fictions. Truth defends itself particularly poorly when there is not very much of it around, and the era of Trump — like the era of Vladimir Putin in Russia — is one of the decline of local news. Social media is no substitute: It supercharges the mental habits by which we seek emotional stimulation and comfort, which means losing the distinction between what feels true and what actually is true.

Post-truth wears away the rule of law and invites a regime of myth. These last four years, scholars have discussed the legitimacy and value of invoking fascism in reference to Trumpian propaganda. One comfortable position has been to label any such effort as a direct comparison and then to treat such comparisons as taboo. More productively, the philosopher Jason Stanley has treated fascism as a phenomenon, as a series of patterns that can be observed not only in interwar Europe but beyond it.
My own view is that greater knowledge of the past, fascist or otherwise, allows us to notice and conceptualize elements of the present that we might otherwise disregard and to think more broadly about future possibilities. It was clear to me in October that Trump’s behavior presaged a coup, and I said so in print; this is not because the present repeats the past, but because the past enlightens the present.

https://www.nytimes.com/2021/01/09/magazine/trump-coup.html?referringSource=articleShare&fbclid=IwAR1vGOppjFAdL1KmLqtAGljayypOg21txBsnoeg2ozZUTCcqJGjnGZu1XIA