January 7th, 2021

seattle

Из ФБ

Публичный протест – это базовое демократическое право. Протест – это не когда те, против кого протестуют, могут спокойно ничего не замечать. Это когда им неудобно, некомфортно и приходится реагировать. При этом не всякий протест, разумеется, должен быть успешным – иногда он бывает контрпродуктивным.
Ничего страшного в Вашингтоне не случилось. В целом, протест был мирным и спокойным – люди зашли в здание собственного парламента, сделали селфи, посидели в креслах и разошлись. От того, что там погуляли мужики с собачками и тётушки в пуховиках, Капитолийский холм не провалится. Те, кто бил стёкла, распылял газ и призывал штурмовать телевидение, видимо, должны попасть под следствие. В остальном – конгрессмены чуть перепугались и вынуждены были сидеть до четырёх утра. Ничего, перетерпят.
(Тут, правда, надо дождаться подробностей о смерти женщины, о которой мы пока ничего не знаем. Но вообще безумный факт наличия оружия на руках у населения – главный предлог для ограничения демократического протеста. Ты не можешь вступить в разумный конфликт с оппонентом, потому что у того в кармане может оказаться пушка. В более цивилизованных странах этой проблемы вообще нет)
Полиция вела себя превосходно – не проявляя агрессии и не накаляя ситуацию. Которая, разумеется, в итоге спокойно разрядилась. Сожаления демократических медиа о том, что «их не били так же, как нас прошлым летом» - печальный признак того, что они полностью утонули в партийной борьбе. То, что вчера произошло – это вовсе не позор, а сила американской демократии. Она, безусловно, переживает не лучшие времена. Но её способность дать всем высказаться в резкой форме, и при этом спокойно пережить конфликт – то, что делает её сильнее.
К Трампу можно относиться по-разному. Совершенно точно не он является главной проблемой американской политики. Однако вчерашнее его поведение совершенно безответственно. Заявив толпе «сейчас мы пойдём на Капитолийский холм», он послал её на бессмысленный штурм парламента, а сам отправился домой. При этом у штурма не было никакой цели, никаких требований, никаких перспектив – он в принципе не мог дать никакого результата. Трамп испортил отношения с собственным вице-президентом, после чего предложил всем расходиться. В итоге этого блистательного демарша его собственная поддержка в Сенате сократилась вдвое, а сам протест наверняка будут помнить как один из самых идиотских в истории страны.
Тед Круз произнёс хорошую речь, аргумент которой был в том, что не так важно, кто победил – когда под 40% американцев не верит в честность выборов, Конгресс должен с этим что-то сделать, а не закрывать глаза. В партии теперь возникнет крыло трампистов, и вполне респектабельный Круз наверняка надеялся на то, что сможет на него рассчитывать. Однако по итогам дня Круз милостью Трампа оказался в заднице – вряд ли он подписывался на то, чтобы разделять ответственность за бессмысленный наскок на парламент.
В общем, это был вполне демократический, хотя и дурацкий акт. Не всякое демократические действие должно быть эффективным.
Однако теперь возможны две разные реакции на него – и эта развилка важна не только для Америки. Можно объявить всё это «восстанием», «переворотом» и «мятежом» кучки отморозков, которая растает через две недели, как только сменится президент. Заодно усилить безопасность и обнести правительственный квартал красной кирпичной стеной. А можно всё же перестать изображать удивление от того, что огромная часть общества устроена совершенно иначе, и начать с ней взаимодействовать. Высокая явка на выборы и вчерашний протест – хорошие знаки роста гражданского участия. Это шанс для демократических политиков.