October 3rd, 2016

seattle

(no subject)

Антон Носик, дважды еврей Советского Союза, в тюрьму не попал, несмотря на все старания. Начальство решило не плодить героев-мучеников, тем более таких, отличающихся громким голосом и многословием. Ограничились признанием его преступившим российский закон, но заслужившим только штраф. В его комментариях по поводу вердикта суда сквозит разочарование – чувствуется, ему хотелось бы «взойти на эшафот» как какой-нибудь карбонарий. Вероятно он себя таковым и ощущает и играет роль вольнодумца и диссидента. Вполне почтенно и понятно, тем более с учетом сказочного российского абсурда. Однако в случае Носика кое-что меня смущает.  Я откровенно не понимаю мотивировку человека, объявляющего себя чужеродным по отношению к социуму, в котором он обретается, уехавшему из этого социума для жизни в своей культуре, но потом вернувшегося с нарочитым, демонстративным сохранением своей культурной идентичности, целиком ортогональной российским устоям. Благородна цель воспитывать в людях уважение к ценностям современной цивилизации, и Носик как будто стремится вразумлять и наставлять российских обитателей, но, глядя на него, возникает уверенность в том, что его усилия приведут только к очередной волне антисемитизма.