July 3rd, 2016

seattle

(no subject)

Время от времени, правда все реже и реже благодаря умиротворяющей старческой немощи, вскипает волна негодования. Хочется выскочить на трибуну и, гневно потрясая кулачком, вскричать: доколе! Доколе, граждане, будете вы употреблять слова, не имея представления об их значении. «На порядок» значит в десять раз, ну, для наиболее продвинутых и знакомых с двоичной системой, в два раза, хотя это уже видится некой экзотикой. Не бывает «наиболее оптимального». Последнее ранит нежную душу старого оптимизатора самым чувствительным образом. «Оптимальностью» нынче кидаются во все стороны, нимало не озабочиваясь смыслом хорошего и важного понятия, отчего оно рассыпается в труху. Что уж говорить о других, гораздо более сложных и важных понятиях, утрачивающих смысл от употребления непонимающими их невеждами. Как есть засада. 
seattle

Исаак Фильштинский. «Это горькое слово "свобода"»

Originally posted by philologist at Исаак Фильштинский. «Это горькое слово "свобода"»
Исаак Моисеевич Фильштинский (1918-2013) — российский и советский историк, литературовед, востоковед, арабист, автор ряда трудов по истории арабской литературы и исламской культуры. В 1949 году, будучи преподавателем Военного института иностранных языков, был арестован и осужден на десять лет по статье 58.10 с пересмотром позже на 59.7 («разжигание национальной вражды»). Отбывал срок в Каргопольлаге в Архангельской области. В 1955 освобожден по амнистии, в 1957 реабилитирован. Ниже представлен заключительный фрагмент из его книги мемуаров «Мы шагаем под конвоем», посвященной пребыванию в лагере.



Это горькое слово "свобода"

Я откровенно радовался смерти Сталина. Был убежден, что теперь в стране произойдут большие перемены. Однако мои надежды разделяли далеко не все зека. Многие лагерные мудрецы были настроены мрачно, полагали, что к власти придет Маленков, которого считали одним из главных палачей, и все пойдет по-старому, а то и хуже. Вспоминали его роль в организации ленинградских процессов пятидесятых годов и многое другое. Оптимистично смотрел на будущее лишь один из моих солагерников — человек простой, но со здравым смыслом, бывший директор какого-то ленинградского магазина. Он бежал из немецкого плена, где пробыл всего один месяц, вышел к Советской Армии, воевал, а после войны был осужден за сотрудничество с врагом на десять лет. В первый же день после смерти Сталина он мне сказал:
— Теперь они его заколотят в гроб, отпоют и начнут крутить колесо в другую сторону. Ведь не может же страна вечно существовать, держа за колючей проволокой пятнадцать миллионов человек!

Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy