June 18th, 2016

seattle

(no subject)

Нынешний кремлевский пахан мне интересен только как объект антропологического изучения. В контексте размышлений о том, что есть политка и чего следует требовать от политиков.  В зубах навязло молоть про то, что нравственные критерии здесь неуместны. Есть практика, практицизм и прагматизм – вот за них и держись. Но! Здесь-то и запятая. Политика складывается из маленьких эпизодов, а в каждом эпизоде нравственные тона звучат и еще как звучат.
На Петербургском экономическом форуме Путин в своей обычной манере устроил большое интервью-шоу, в котором он, как видится, хотел послать месседж urbi et orbi о своем желании вернуться в клуб приличных людей. Такова интерпретация многих наблюдателей, с которой я склонен согласиться. Однако обставляет он свой маневр довольно своеобразно, в присущей ему манере. Марсельский эпизод с российскими ублюдками он, по задуманному плану, как будто осуждает, но тут же с удовольствием и гаденькой характерной усмешкой сопровожадает самодовольной ремаркой о том, что мол де 200 человек «наваляли» там тысячам. Подтекст – знай наших. Вот и весь месседж – знай наших! Я убежден, что истинную суть этого субъекта вижу не я один. Она очевидна, и эта очевидность неизбежно будет выливаться в невозможность доверия ни к этому субъекту, ни к возглавляемой им стране.
В практическом отношении такое недоверие всегда выражается в дополнительных издержках у недоверяемого. На языке страховщиков, страховые риски растут, а стало быть увеличивается и страховая премия. Строго говоря, нынешнее безрадостное экономическое положение России в значительной мере определяется и необходимостью платить эту самую избыточную страховую премию. А стиль начальника лишь указывает на тщету попыток скрыть волчьи клыки под овечьей маской. 
seattle

(no subject)

Дались вам эти санкции. Каждый мало-мальски знакомый с положением дел в России ясно понимает, что без взяток, подкупа, воровства и пр. инструментов коррупции никакой бизнес там работать не может. А между тем есть такая штука - Foreign Corrupt Practices Act (FCPA)- которая будет почище любых санкций. Эффективно блокирует работу американского бизнеса в кислотной российской среде. Правда, ради справедливости, это -- американское изобретение. Поэтому начальство главным образом обеспокоено санкционными ограничениями со стороны именно европейских стран – с американцами все равно не договоришься. По идее, всякий работающий в России должен рассматриваться как подпадающий под этот акт. Здесь как с налогами – принцип презумпции невиновности должен отменяться.