May 4th, 2015

seattle

(no subject)

Фундамент, заложенный Иваном III, идеально приспособлен для первой, а не для второй функции.
Так было и при Романовых, и при большевиках. Сейчас ту же конструкцию активно воссоздает Путин. Поскольку почти все способы общения с народом и все денежно-стимулирующие каналы контролирует его команда, неудивительно, что большинство населения поддается этому манипулированию.

У меня в последнее время возникает подозрение, что для победы «либеральной» конструкции не обойтись без капитальной перестройки фундамента.
Зачем, спросите вы? А затем, что жесткая «государственническая» модель в современном мире оказывается неэффективной и неконкурентоспособной. И не рассказывайте мне, пожалуйста, про китайские триумфы. Я не верю в их прочность. Они держатся на том, что подавляющая масса населения трудится за гроши. Китай представляется мне огромной миной замедленного действия, с взрывчаткой из очень серьезных внутренних противоречий: социальных, экономических, национальных.
http://www.echo.msk.ru/blog/b_akunin/1542256-echo/

seattle

Хе-хе

Сколько бы Венедиктов ни защищал свою малосимпатичную протеже, она неукоснительно доказывает профнепригодность. Реноме "Эха" оказалось сильно подмоченным в очередной раз, когда эту девушку выпустили на закаленного в классовых битвах бойца, тов. Зюганова. Он ее вмиг загнал под лавку, где ей и место. 
seattle

(no subject)

...If this is true—if Russians are dying for lack of hope, as they seem to be—then the question that is still looking for its researcher is, Why haven’t Russians experienced hope in the last quarter century? Or, more precisely in light of the grim continuity of Russian death, What happened to Russians over the course of the Soviet century that has rendered them incapable of hope? In The Origins of Totalitarianism Hannah Arendt argues that totalitarian rule is truly possible only in countries that are large enough to be able to afford depopulation. The Soviet Union proved itself to be just such a country on at least three occasions in the twentieth century—teaching its citizens in the process that their lives are worthless. Is it possible that this knowledge has been passed from generation to generation enough times that most Russians are now born with it and this is why they are born with a Bangladesh-level life expectancy? Is it also possible that other post-Soviet states, by breaking off from Moscow, have reclaimed some of their ability to hope, and this is why even Russia’s closest cultural and geographic cousins, such as Belarus and Ukraine, aren’t dying off as fast? If so, Russia is dying of a broken heart—also known as cardiovascular disease.

http://www.nybooks.com/blogs/nyrblog/2014/sep/02/dying-russians/