January 7th, 2015

seattle

Кое-что о сраче

Принимать участие в склоках «а ля коммунальная кухня» никогда не было для меня привлекательным. Более того, когда я видел симпатичных людей, участвующих в таком сраче, мне всегда хотелось их остановить: зачем? что это вам дает? И вот против правил, и скорее всего в силу самой логики пребывания в жж, оказался участником срача сам. Правда, по масштабам жж назвать это срачем может только мегаломаньяк. Так, срачик, но мне он показался значительным, а главное, я увидел в нем смысл. И дело не в том, что участие в сраче неизбежно дает адреналиновое возбуждение – это как раз можно рассматривать со знаком минус. Главное, что в ходе короткой, но довольно содержательной перепалки, неизбежно возникла необходимость проверять себя на правоту. Нормальный человек не может не ставить под сомнение свою правоту, если его поведение и/или слова вызывают неудовольствие окружающих. Оказалось, что срач очень эффективное средство отрефлексировать собственные позиции. Поскольку опыт у меня в этом занятии минимальный, то только догадываюсь, что можно и увлечься и пуститься в срачевое плавание просто из любви к искусству, а не в поисках истины. Но все же сам по себе срач просто так отметать не стоит. В нем есть рациональное зерно. 
seattle

(no subject)

В Париже мусульманские экстремисты расстреляли художников-карикатуристов очевидно в отместку за кощунство в отношении Магомета.  Волны опять пошли по всему миру и опять все забеспокоились -  что происходит и как быть. Строго говоря, этот вопрос никогда с повестки и не снимался, но в относительно спокойное время, по крайней мере на горизонте зрения просвященного человечества, про него как-то принято не вспоминать. Конечно, 11 сентября 2001 г дало очень высокую волну, но нынешний теракт может вызвать не меньший резонанс, учитывая кумулятивный эффект событий последних лет, а также продолжающуяся драму столкновения цивилизационных ценностей в Европе и других концах земли, нарастающую по мере распространения ислама. Сложившиеся императивы мультикультурализма, политкорректности и толерантности подвергнуты серьезным испытаниям. Учитывая нарастающее напряжение, трудно ожидать, что проблема разрешится сама собой. Предстоят нелегкие решения, вероятно и отказ от каких-то базовых принципов. Можно догадаться, что поворот будет вызван какими-то драматическими событиями, однако трудно оценить необходимую степень драматизма. Скажем, достаточно ли убийства 12 человек, или потребуются новые жертвы. И в каком масштабе? История показывает, что для судьбоносных решений иногда требовался масштаб большой войны. Хотелось бы избежать такого поворота, но с другой стороны трудно ожидать радикального изменения принципов без сильного толчка.