December 1st, 2014

seattle

(no subject)

Вспоминаю, как с начала 90-х Россия и русские дела стали популярны в прессе и среди людей. Русские приезжие вызывали интерес и любопытство. Правда, довольно скоро эти настроения сменились беспокойством, опасением и подозрительностью, а русская тема постепенно ушла со страниц газет и журналов. Россия выпала из внимания публики и прессы. Но вот всплыла опять, по другому поводу, которого лучше бы и не было. Увы.

http://www.nytimes.com/pages/books/review/index.html
seattle

(no subject)

Борис Парамонов очаровывает своей словесной эстетикой. Златоуст:

...Евразийская равнина самодостаточна, довлеет себе, ей не нужно агрессивного расширения, она сама, как некий магнит, обладает колоссальной ассимилирующей силой. То, что Россия когда-либо силой захватывала, то в ней и не удерживалось. Сила России в другом: в ее способности втянуть в себя и переработать на свой лад любой материал. Розанов писал, что в России прусский сапог становится обломовской туфлей. А Обломов не просто лентяй, он созерцатель, он поэт, он Лев Толстой, Розанов и Блок. Вот в чем слава и сила России....

Однако смысл его построений иногда вызывает сомнения. В частности тезис о том, что Россия перерабатывает любой материал в точности повторяет сказанное о Китае. По отношению к Китаю он может быть и верен, а вот для России он совсем не годен. Напротив, этот самый любой материал очень даже перерабатывал самое Россию. Хвост всегда крутил собакой.