June 13th, 2014

seattle

Магия с разоблачением

Итак, согласно В.В. Кожинову, следующему за С.П. Толстовым (но, к сожалению, вводящему его идеи, вполне имеющие право на существование, в конспирологическое поле), евреи, захватившие власть в Хазарии – это беглецы из Хорезма, спасавшиеся после разгрома Хуразда, которые извлекли уроки из этого своего поражения и в Хазарии действовали уже более тонко, постепенно «обволакивая» местную верхушку, не проповедуя никаких «коммунистических» идей: «необходимо отметить, что встав во главе каганата, иудеи отнюдь не стремились насаждать маздакитский ‘’коммунизм’’, который был нужен лишь тогда, когда задача состояла в сокрушении наличной государственной власти, – как в Иране начала VI века, или, позднее, в Хорезме начала VIII в.»[6].

Для доказательства своей «глобальной» теории «мирового заговора» раннесредневековых евреев В.В. Кожинов сплошь и рядом выходит из поля сведений, сообщаемых источниками, в поле собственных фантазий, чтобы с их помощью связать никак не связанные факты. Вот характерный пример. В.В. Кожинов детально останавливается на фактах борьбы евреев против христиан в раннем средневековье, называя её «предысторией иудаистского хазарского каганата»[7], после чего обращается к идее Л.Н. Гумилёва о том, что жестокости русов в отношении византийцев во время походов на Константинополь в 860 и 941 гг. объясняются тем, что осуществлялись они по приказу правительства Хазарии, которой тогда была подчинена Русь и руководились хазарскими инструкторами, которые ненавидели христиан-византийцев и руководствовались инструкциями по «беспощадному» ведению войн, взятыми из Ветхого Завета[8].

Однако, во-первых, подобные «варварские» способы ведения войн были характерны для всех ранних государств, во-вторых, вопреки уверенности В.В. Кожинова в том, что «ничего подобного не было в истории всех других войн Руси», воины Святослава, которого трудно заподозрить в подчинении каким-либо «хазарским инструкторам» действовали по отношению к своим противникам зачастую точно также, как их отцы в 941 г. и прадеды – в 860 г. Так, например, согласно сообщению Льва Диакона, взяв Филиппополь (ныне Пловдив в Болгарии) Святослав «со свойственной ему бесчеловечной свирепостью посадил на кол двадцать тысяч оставшихся в городе жителей и тем самым смирил и [обуздал] всякое сопротивление и обеспечил покорность»[9].

В-третьих, и в главных, нет никаких оснований говорить о зависимости Руси от Хазарии ни в 860, ни в 941 г. Относительно русов, атаковавших Византию в 860 г., участник обороны Константинополя патриарх Фотий писал: «[народ] Рос, те самые, кто – поработив [живших] окрест них и оттого чрезмерно возгордившись – подняли руку на саму Ромейскую державу»[10]. Как видим, современники русов в отличие от современных евразийцев представляли их могущественным независимым народом, а отнюдь не бессловесными хазарскими вассалами.

http://suzhdenia.ruspole.info/node/3192

seattle

Иван Грозный был блогером

В.О.Ключевский пишет:

...Политические думы царя вырабатывались тайком от окружающих, как тайком складывался его сложный характер. Впрочем, по его сочинениям можно с некоторой точностью восстановить ход его политического самовоспитания. Его письма к князю Курбскому - наполовину политические трактаты о царской власти и наполовину полемические памфлеты против боярства и его притязаний. Попробуйте бегло перелистать его первое длинное-предлинное послание - оно поразит вас видимой пестротой н беспорядочностью своего содержания, разнообразием книжного материала, кропотливо собранного автором и щедрой рукой рассыпанного по этим нескончаемым страницам. Чего тут нет, каких имен, текстов и примеров! Длинные и короткие выписки из святого писания и отцов церкви,строки и целые главы из ветхозаветных пророков - Моисея, Давида, Исаии, из новозаветных церковных учителей - Василия Великого, Григория Назианзина, Иоаннa Златоуста, образы из классической мифологии и эпоса - Зевс, Аполлон, Антенор, Эней - рядом с библейскими именами Иисуса Навина, Гедеона, Авимелеха, Иевффая, бессвязные эпизоды из еврейской,римской, византийской истории и даже из истории западноевропейских народов со средневековыми именами Зинзириха вандальского, готов, савроматов, французов, вычитанными из хронографов, и, наконец, порой невзначай брошенная черта из русской летописи - и все это, перепутанное, переполненное анахронизмами, с калейдоскопической пестротой, без видимой логической последовательности всплывает и исчезает перед читателем, повинуясь прихотливым поворотам мысли и воображения автора, и вся эта, простите за выражение, ученая каша сдобрена богословскими или политическими афоризмами, настойчиво подкладываемыми, и порой посолена тонкой иронией или жестким, иногда метким сарказмом. Какая хаотическая память, набитая набором всякой всячины, подумаешь, перелистав это послание. Недаром князь Курбский назвал письмо Ивана бабьей болтовней, где тексты писания переплетены с речами о женских телогреях и о постелях...