January 22nd, 2012

seattle

(no subject)

Саму книжку Маши Гессен о Перельмане я читать не стал, имея предвзятое мнение об авторе. Но вот нашел у френда http://sapojnik.livejournal.com/1189999.html ссылку на очень интересную рецензию Нади Плунгян http://www.nlobooks.ru/rus/news/2116/2703, которая навела меня на размышления, выходящие за пределы и Маши Гессен, и предмета ее интереса в рассматриваемой книжке. В рецензии среди многих любопытнейших соображений рассматривается и элитизм  современного российского истеблишмента, на который «запала» Маша Гессен. Видимо именно эта приманка и привела Машу в Москву

С начала 90-х годов перемены в России оказались чрезвычайно привлекательными для многих и многих уехавших из России.  Мотивация была разнообразной, от романтических и идеалистических надежд на утверждение истины, до сугубо практических ожиданий возможностей быстрого материального успеха. Волна поднялась и отхлынула, оставив после себя след в виде отдельных зацепившихся за обломки российских реформ. Среди них оказалась и Маша Гессен. Особенности ее биографии, открывшие ей калитку в жизнь российской элиты, создали у нее завышенное представление о собственных возможностях. Видимо, именно поэтому она взялась писать про Перельмана, да еще и покуситься на объяснение феномена гениальности. Как сказал мой старинный друг, парадоксальность российской жизни проявляется еще и в том, что наряду с гениальными открытиями класса сделанного Перельманом там сплошь и рядом бытует и принимается обществом незамысловатый, лубочный способ объяснения. Последнее было хорошо проиллюстрировано недавним откровением Путина, объяснившим позицию Бориса Акунина его грузинским происхождением.