December 26th, 2011

seattle

(no subject)

Опять проблема формы и содержания, эстетики и интеллекта, языка, в конце концов. Идут бесконечные отсылки на «умную» Божену. Начинаю читать, и не лезет. Не могу. Может она там что-то умное и говорит, но слова ее этого мне передать не могут. Впрочем, сознаю, что это могут быть мои личные проблемы.

seattle

(no subject)

Про то, что профессия шпиона находится в непримиримом противоречии с базовыми, общепринятыми нормами морали, мне было понятно давно. И не только шпионов, но скорее всего любых спецслужбистов. Задумался, а какие еще профессии предъявляют к человеку требования отказа от нравственных ограничений. Немедленно увидел -- политик. Итак, две позиции есть:
1. Спецслужбист
2. Политик.

А еще есть? Пока явных кандидатов не нашел.

seattle

(no subject)

Слушал, и частично смотрел, Навального у Жени Альбац. Очень мне хотелось понять, что такое Навальный. Не понял, вернее, немногое добавил к уже имеющемуся пониманию, которое сложилось из наблюдения его выступлений и нескольких разрозненных текстов. Пожалуй, главное добавленное знание – он определенно умен. По крайней мере, если под умом понимать способность ставить задачу и ее выполнять. Очевидно, что задача сейчас его в том, чтобы раньше времени не обнаружить своей истинной мировоззренческой, политической и идеологической позиции. Он тщательно остается на беспроигрышном поле критики путинского режима, который никакой критики выдержать не в состоянии. Ситуация мне очень напоминает советское время. Советский режим был настолько опереточно-идиотическим, что только последний кретин мог этого не видеть, а защищать его могли только прожженные циники. На том советский режим и загнулся. А вот после этого наступили трудные дни формирования позитивных программ, с которыми и вышли всякие недоразумения. Навальный умело уходил от любых попыток Жени задать ему вопрос о его программе. Мол, вот сначала сформируемся, а потом народ решет, какая будет программа. Так не бывает. Если ты собираешься формировать движение, более того, партию, то должен объяснить, под каким знаменем и с какими лозунгами. К сожалению, Женя не сумела или не захотела вывести его «на чистую воду». Остается только гадать, но не совсем на пустом месте. У меня есть два факта, которые дают кое-какие намеки. Первый, участие Навального в «Русском марше». И хотя на вопрос о его отношении к этому он как-то ответил, но ответ я не могу зачесть. Потому что декларация того, что он будет разделять вменяемых и невменяемых участников национального движения, немедленно вызывает вопрос, а кого он считает вменяемым? Можно только догадываться, но сам факт его появления под знаменами «Русского марша» мне говорит о многом. Второй факт – манера его выступления на сахаровском митинге. Здесь семантики было немного, но был стиль, который мне также многое рассказал о нем.  В общем, суммируя впечатления, сейчас считаю Навального многообещающим политиком, со всеми необходимыми качествами, хитростью, пониманием стратегии, личной харизмой. Однако подозреваю, что когда он в конце концов раскроется и предъявит свою политическую программу, очарование его сильно потускнеет. Думаю, он это понимает и постарается сделать это как можно позже.