December 24th, 2011

seattle

Шахматы

В ожидании митинга на Проспекте Сахарова считали зарегистрированных на ФБ, экстраполировали ожидания, осуществляли прочие духоподъемные действия, в результате чего и в совокупности с нормальной человеческой тоской по позитивным переменам сложилось предощущение значительных событий. Но вот мой френд высказал трезвую оценку позиции, назвав  ее цугцвангом http://gr-s.livejournal.com/873449.html#comments. Чем ввел в смущение. Хотел я было возражать, но быстро понял, что действительно ничего кроме ощущений предложить не могу. Сейчас, бегло просматривая первые впечатления о событии в Москве, понимаю еще раз, что хороших, качественных ходов никто не предлагает. И, вероятно, их сейчас нет. Однако сам факт сдвига ситуации отрицать нельзя. В отличие от шахмат жизнь представляет собой одну бесконечную партию. Даже самые безнадежные позиции продолжают меняться и цугцванг сменяется дебютом с гамбитами, вилками, жертвами и т.п.
seattle

Рождество

Рождество, пожалуй, самый главный праздник в Америке. Именно 25 декабря почти все магазины, рестораны, бизнесы и пр. закрыты. Почти, потому что Америка не перестает быть Америкой и продолжает работать даже в великие праздники. Тем более, что культурное разнообразие пока никто не отменял. Обязательно найдется кто-нибудь, кто не закроется. В наших окрестностях есть такое место – университетская деревня. Т.е. деревня сама закрыта, но в ней есть популярный Starbucks, открытый, несмотря на Рождество. Понятно, деревня находится в еврейском районе. Каждый год 25 числа мы с утра отправляемся в эту кофейню, где бывает довольно многолюдно. Безлюдная деревня с рождественскими елками создает приятный контраст с оживленной толпой в кофейне. Все же магазины будут закрыты, поэтому требуется купить необходимое сегодня, и желательно не слишком поздно. Сочельник, как-никак.

seattle

(no subject)

Перечитал Пионтковского на Kasparov.ru о текущем моменте. Понял, что он говорит дело. Акцент должен быть не на личностях, а на институтах. Самая большая ошибка и вина деятелей ельцинского режима в том, что они не сумели, а может быть и не хотели, создавать прочные основополагающие институты. Думаю, что сейчас, как и тогда, эта задача самая главная и самая сложная, если вообще исполнимая.


Collapse )