April 2nd, 2011

seattle

Иртеньев

 

Когда-то гости к нам съезжались...

— 2.04.11 16:45 —

Когда-то гости к нам съезжались,
И в доме царствовал бедлам,
А нынче все поразбежались
И затаились по углам.

Иных уж нет, а те далече,
А эти есть, но не хотят,
Окончен бал, погасли свечи,
Или едва-едва коптят.

Да черт бы с ними, со свечами,
Тут дело вовсе в свечах.
Мы стали старыми хрычами,
И дух веселья в нас зачах.

А впрочем, нет. Еще осталось
Его чуть-чуть на самом дне,
Хотя все явственнее старость
В немытом видится окне.

А старость – это мир, который
Рассеяв дым наивных грез,
Нам похоронною конторой
В окно грозит вполне всерьез.

А это, выражаясь вкратце,
Уже не больно-то смешно.
Так, может, с духом нам собраться,
И, наконец, помыть окно?

Да укрепить получше раму,
Достав волшебный суперклей.
И пусть эстеты ценят драму,
А нам комедия милей.

 

 http://www.gazeta.ru/column/irtenyev/3572597.shtml

seattle

Догадка

Сталинское сооружение было стабильным. Всякий намек на нестабильность немедленно канализировался в специальные места консервации. Потом наступила оттепель. Общество оттаивало, и мутные ручьи стали течь во все стороны. Но стока не было. Прежние запруды Гулага были разрушены, а внешние границы по-прежнему представляли собой мощные дамбы. В результате появилось болото величиной во всю страну. Болото гнило и саморазрушалось. Пока процесс гниения не разъел все существенные скрепы этого сооружения. Включая и внешние стенки. И внутренность потекла наружу. Восстановился сток, обеспечивающий баланс и стабильность.

 Догадка в том, что если бы с наступлением оттепели сразу соорудили дренаж за пределы сооружения, то болото не испытало бы потрясений и продолжало свое стабильное существование, медленно гния в течение долгого времени.