February 20th, 2011

seattle

Юбилей

150 годовщина упразднения рабства на Руси совпала с интересными событиями в мусульманском мире, для понимания которых было бы полезно вспомнить пост-историю освобождения крепостных. Убежден, что есть работы историков, связывающие октябрьский переворот 17-го года с годом 1861-м. Следуя европейским стереотипам, страна двигалась в сторону демократизации и при этом выплеснула в демос огромную массу людей с рабским сознанием. Формальная демократия, опиравшаяся на них, не могла не породить тирании. Что и произошло. Историческая схема, в которой революция, низвержение тиранического порядка вследствие возмущения народных масс, в дальнейшем быстро приводит к установлению тирании, хорошо известна. Только после многих качаний между тиранией того или иного сорта и относительно соблюдаемой формально правовой структурой выстраиваются институты, способные поддерживать равновесие демократических устройств. Происходящее сейчас на Ближнем Востоке напоминает движение от тирании к демократизации, но при этом сознание людей сохраняет рабское сознание, типичное для тираний. Разрушение нынешних диктаторских и автократических режимов быстро приведет к установлению тираний нового типа, как это было в Иране. И сам Иран проходит очередную фазу исторического возвратно-поступательного движения. Теократическая диктатура естественным образом вызвала неудовольствие масс и, видимо, будет снесена и вскоре заменена тиранией иного свойства. То же ждет  арабские страны этого региона. Проблема для мира в том, что становление новых режимов будет происходить при доминирующем влиянии исламского фундаментализма, который будет укрепляться на плечах демократизации. Такая вот загогулина.