February 12th, 2011

seattle

Замечательный Максим Кронгауз


 

Collapse )

 

 

Немедленно вспоминаю, как в 70-е годы редакторы научных книг и журналов боролись со словом компьютер. Требовалось использовать русское слово ЭВМ. Борьба была упорной  и безнадежной. Интересно попытаться представить себе, что бы было, если бы патриотические настроения победили.

 

Кронгауз вызвал множество воспоминаний. Живо помню, как и я стоял в очереди за пишущей машинкой. Кажется, где-то на Пушкинской. В моем случае это была «Эрика» с кириллицей. А латинский шрифт был у моей «Типпы», которую я даже привез в Америку. Она, кажется, еще где-то лежит в кладовке.