otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Categories:

Steven Pinker "Enlightenment Now"

Глава 4. Прогрессофобия
(Продолжение)

Немногие из перечисленных тенденций оспариваются экспертами, знакомыми со статистическими данными. Например, историки-криминологи единодушны в признании уменьшения убийств с выходом человечества из Средневековья. А среди политологов-международников признается сокращение военной активности после 1945 года. Однако такое знание может вызвать удивление у большинства людей живущих в большом мире.
Я думаю, что демонстрация графиков, где время отложено по горизонтали, а по вертикали показано количество погибших или другой измеритель насилия, и линия, изгибающаяся слева сверху к низу вправо, может отрезвить аудиторию Заблуждения Доступности и убедить ее в том, что по меньшей мере в этом аспекте мир достиг определенного прогресса. Однако я понял из их вопросов и возражений, что сопротивление идее прогресса уходит глубже простых претензий к статистическим ошибкам. Разумеется, любой набор данных – всего лишь несовершенное отражение реальности, поэтому вполне уместен вопрос о том, насколько эти данные точны и репрезентативны. Однако цель возражений не только в том, чтобы разоблачить неточность данных. Она показывает неготовность признать достоверной саму вероятность улучшения условий жизни человека. У многих людей отсутствует инструмент концептуального рассмотрения понятия прогресс. Сама идея того, что улучшения возможны, не поддается вычислению. Здесь мы имеем дело с преобразованной версией диалогов, которые часто возникают при опросах:

Итак, насилие убывает в ходе исторического развития линейно! Потрясающе!

Нет, не «линейно». Было бы удивительно, если бы какая-либо мера человеческого поведения со всеми его причудами монотонно уменьшалась на одинаковую величину с каждым временным интервалом (по-видимому это имелось ввиду), что означало бы что она она всегда уменьшается или остается на одном уровне все время и нкогда не возрастает. Реальные исторические кривые имеют зиг-заги, скачки, пики, а иногда резкие провалы. Примеры включают в себя две мировые войны, взлет преступности в период между 60-ми и 90-ми годами, и резкие взлеты гражданских войн в развивающихся странах как следствие деколонизации в 60-е – 70-е годы. Прогресс состоит из трендов в насилии, на которые накладываются эти флуктуации – резкий рывок вниз или медленное движение, возвращение из временного увеличения к низкому базовому уровню. Прогресс не может быть монотонным, поскольку решение проблем порождает новые проблемы. Но прогресс может возобновляться как только решение новых проблем удается в свою очередь найти.
Кстати, немонотонность социальных данных дает простую формулу для СМИ акцентироваться на негативных тенденциях. Если вы станете игнорировать все годы, когда какой-то индикатор рассматриваемой проблемы падает и сообщать только о плохих временах (в коце концов, это и есть «новости») читатели получат ясное понимание того, что жизнь становится все хуже, хотя на самом деле она становится все лучше. В первом полугодии 2016 г «Нью Йорк Таймс» прибегала к этому приему трижды, работая с цифрами по самоубийствам, долголетию и жертвам авотмобильных аварий.

Ну да, если уровень насилия не всегда снижается, это значит, что он цикличен. А значит, если он сегодня он находится на низком уровне, то через какое-то время он опять поднимется.

Нет, изменения во времени могут иметь статистический характер с непредсказуемыми флуктуациями, не обязательно циклические, а именно осциллирующие как маятник между двумя экстремумами. Следовательно, даже если возврат возможен в любое время, это вовсе не означает, что он становится более вероятен со временем. (Многие инвесторы потеряли последнюю рубашку, ставя на так называемый «бизнес цикл», который на самом деле состоит из непредсказуемых колебаний). Прогресс может случаться, когда разворот позитивного тренда происходит реже, имеет меньшую амплитуду или, как иногда бывает, не случается вовсе.

Как вы можете утверждать, что насилие действиетельно уменьшается? Разве вы не знаете о стрельбе в школе (или взрыве, устроенном террористами, или артиллерийском обстреле, или бесчинствах футбольных болельщиков, или понажовщине в баре), о которой собщали сегодня в новостях?

Уменьшение не значит исчезновение. (Утверждение x>y совсем не значит y=0). Какое-то явление может ослабевать и даже значительно, но не исчезать совсем. Это означает, что уровень насилия сегодня никак не относится к к вопросу о том, уменьшалось ли насилие в ходе исторического процесса. Единственный способ ответить на поставленный вопрос состоит в сравнении уровня насилия сегодня с уровнем насилия в прошлом. И куда бы вы не обратили свой взор в истории, вы везде найдете множество примеров насилия, даже если исторические факты не так свежи в памяти как сегодняшние утренние новости.

Все ваши изощренные статистические данные об уменьшающемся насилии не стоят ничего, если вы являетесь одной из жертв.

Действительно так, однако они означают, что вероятность стать жертвой для вас уменьшается. Поэтому эти данные ценны для миллионов тех, кто не стал жертвами насилия, но могли бы стать если масштаб насилия оставался на прежнем уровне.

Таким образом, вы утверждаете, что мы все можем расслабиться и не беспокоиться, поскольку насилие само о себе позаботится.

Где ваша логика, капитан! Если вы видите, что куча грязного белья уменьшилась, это вовсе не означает, что белье стало чистым само по себе, это значит, что кто-то его выстирал. Если насилие какого-либо типа уменьшилось, это означает, что произошли изменения в социальной, культурной, или материальной сферах и эти изменения привели к уменьшению насилия. Если условия [приведшие к уменьшению] сохранятся, то можно ожидать, что уровень насилия останется на низком уровне или даже еще уменьшится. Отсюда следует важность определения причин к уменьшению насилия. Тогда мы можем попытаться использовать эти причины, усиливая и применяя их с целью дальнейшего уменьшения насилия.

Утверждение, что насилие уменьшается, обнажает вашу наивность, сентиментальность, идеализм, склонность к романтике, утопическое сознание, вигговский либерализм, одним словом сплошные Поллианы и Панглоссы.

Нет. Глядеть на данные, показывающие, что насилие снизилось, и говорить, что насилие снизилось, означает всего лишь констатацию факта. А вот глядеть на данные, показывающие, что насилие снизилось и утверждать, что «Насилие выросло», -- выглядит как бред. Игнорировать данные о динамике насилия и беспочвенно утверждать, что насилие растет – проявлять невежество.
На обвинения в романтическом отношении к реальности я могу ответить с опредленной уверенностью. Я автор в высшей мере неромантической и антиутопической книги «Пустое состояние: Современное отрицание человечской природы» (The Blank State: The Modern Denial of Human Nature), в которой я утверждаю, что человеческая натура в ходе эволюции приобрела ряд разрушительных мотивирующих свойств, таких как жадность, похоть, склонность к доминированию, мстительность и самообман. Однако я верю, что люди также оснащены чувством симпатии к другим, умением преодолевать трудности, и способностью осмысливать и распространять новые идеи – лучшие в нас качества [наши добрые ангелы] (the better angels of our nature), выражаясь словами Авраама Линкольна. Только глядя на факты, мы можем сказать насколько наши «добрые ангелы» побеждают наших внутренних «демонов» в каждый момент времени в каждом месте.

Как вы можете предсказывать дальнейшее уменьшение насилия? Вся ваша теория может быть опрокинута начавшейся завтра войной.

Утверждение о том, что определенная мера насилия показывает уменьшение, - вовсе не «теория», а наблюдаемый факт. И конечно тот факт, что определенная мера со временем показывает уменьшение со временем, - вовсе не не то же самое, что предсказание дальнейшего изменения постоянно в будущем. Как утверждает обычная реклама инвестиций, прошлые результаты не есть гарантия их повторения в будущем.

В таком случае, что хорошего дают нам все эти ваши графики и сопутствующий анализ? Разве не предполгается, что научная теория должна давать предсказуемые результаты?

Научная теория дает предсказания в экспериментах, в которых каузальные воздействия находятся под контролем. Никакая теория не способна предсказывать поведение всего мира с его населением свыше 7 миллиардов человек, молниеносно распространяющим идеи через глобальные социальные сети и хаотично взаимодействующим подобно факторов погоды и других природных явлений. Объявлять, что несет с собой будущее в неконтролируемом мире и без убедительного объяснения, почему явления случаются таким, а не иным образом, - не предсказание,  а пророчество. И как замечает Дэвид Дойч: «Самым существенным ограничением в познавательном процессе является невозможность пророчества: мы не можем предсказывать содержание идей, которым еще предстоит родиться, и их воздействие. Это ограничение не только согласуется с неограниченностью роста знания, но и является прямым следствием его.»
Наша неспособность пророчествовать ни в какой мере не дает права игнорировать факты. Улучшение, в некотором смысле, жизни людей предполагает, что в целом в жизни человечества случалось больше чего-то, движущего ее в положительном направлении, а не в отрицательном. Должны ли мы ожидать, что прогресс будет продолжаться, зависит от того, какие силы толкали нашу жизнь в положительном направлении и как долго они будут продолжать действовать. В разных областях знания будут иметь место разные тренды. Некоторые будут напоминать закон Мора (Moores’s Law) (количество транзисторов на один компьютерный чип удваивается каждые два года) и давать уверенность (но не гарантию) в том, что человеческая изобретательность будет развиваться и прогресс продолжится.  Некоторые будут вести себя как акции на фондовом рынке, показывая краткосрочные флуктуации в близкой перспективе, но результирующий долгосрочный выигрыш.  Некоторые могут укладываться в статистическое распредление с «толстым хвостом», где экстремальные значения, даже очень маловероятные, нельзя не учитывать. Какие-то еще могут носить циклический характер или быть хаотическими. В главах 19 и 21 мы рассмотрим рациональное прогнозирование в мире полном неопределенности. Пока же будем помнить, что положительный тренд предполагает (но не доказывает), что мы делаем что-то правильное, нам следует определить, что именно, и продолжать делать то же.
Когда все перечисленные возражения исчерпаны, я часто встречаю людей, напрягающих свои мозги в поисках каких-то контрпримеров к позитивным новостям, следующим из получаемых данных. В отчаянии они обращаются к семантике:

Разве троллинг в интернете не есть форма насилия? Разве полосовая добыча полезных ископаемых не есть форма насилия? Разве социальное неравенство не есть форма насилия? Разве загрязнение окружающей среды не есть форма насилия? Разве нищета не есть форма насилия? Разве потребительское поведение не есть форма насилия? Разве разводы не есть форма насилия? Разве реклама не есть форма насилия? Разве сбор статистических данных об уменьшении насилия не есть форма насилия?

Хотя это прекрасный риторический прием, но он плохо служит оценке состояния дел в человечестве. Моральные инвективы должны рассматриваться в пропорции. Отвратительные высказывания в Твиттере могут быть очень неприятны, но они совсем несопоставимы с работорговлей или Холокостом. Кроме того всегда необходимо отделять риторику от реальности. Можно конечно ворваться в центр помощи жертвам изнасилования и потребовать у них отчитаться, что было сделано для борьбы с изнасилованием природы, но пользы от этого ни для жерт насилия, ни для природы не будет. Наконец, улучшение мировой жизни требует постижения причинно-следственных связей. Хотя примитивная моральная интуиция имеет склонность к сваливанию в одну кучу всего плохого и поиску единой причины для всего сваленного, не существует чего-то одного, что мы можем определить как источник бед и разом устранить. (Энтропия и эволюция будут их производить в избытке). Войны, преступления, згарязнение окружающей среды, нищета, эпидемии, нецивилизованное поведение – проявления зла, которые между собой могут иметь мало общего. И если мы хотим от них избавиться, то мы не можем играть словами, поскольку такая игра делает невозможным даже обсуждать их отдельно.
(to be continued or not)
Tags: размышлизмы, философическое
Subscribe

  • Из ФБ трехлетней давности

    Праздные размышлизмы Внезапно понял, что разговор с виртуальными собеседниками в сети для меня заканчивается в тот момент, когда после обмена…

  • (no subject)

    Верный трампоид Тед Круз блокирует назначения дипломатов на посты в Госдепе, требующие утверждения в Сенате. Объявляя проигранной Путину борьбу…

  • (no subject)

    В России нужно не жить долго. Чтобы понять, что там лучше вообще не жить.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments