otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Categories:
Когда-то давным давно, полвека уж тому назад, на заре исхода евреев из СССР (понимаю неоднозначность термина исход, но поскольку время более-менее указано, понятно о каком из исходов идет речь) был у меня коллега, отбывший на поднявшейся волне одним из первых. Буду называть его Боб, тем более, что он на такую кличку и отзывался. Неограниченного цинизма был человек. Я его в Америке никогда не встречал, но слышал, что он устроился программистом где-то в Нью-Йорке. Не знаю даже, жив ли он еще, лет ему теперь сильно немало. Но не в этом суть. Его любимым присловием в прошлой нашей жизни было: «все на свете говно, кроме мочи». Оно в наибольшей мере отражало его мировоззрение, которое вряд ли претерпело значительные изменения за время американской жизни - эмигрировал он вполне зрелым человеком.

К чему это я. Да к тому, что бесконечно и безнадежно пытаюсь разобраться в нашей нынешней коллизии. Поскольку в силу историко-биографических причин мне часто и много приходится соприкасаться (по счастью в основном виртуально) с выходцами из СССР моего поколения и часто моего призыва, я отчетливо вижу сохранение родовых черт бывших соотечественников. В данном случае я выделяю именно цинизм. Цинизм может быть врожденной чертой характера, а может появиться в ходе формирования личности под воздействием внешних факторов. Первый случай для меня непостижим, поскольку касается тайн биологии/генетики и прочих научных знаний, которыми я заведомо не обладаю. О втором случае я осмелюсь порассуждать.

Когда-то мы, тогда совсем молодые люди, часто и много, как и велено и свойственно молодым во все времена, рассуждали, спорили и старались ухватить истину о добре и зле, о том, что дозволено и что запрещено, и т.п. Советские реалии никак не позволяли нам принять их, сохраняя представления правды и добра. Мы их отрицали почти всецело. Торжествовала убежденность в том, что в краю победившего аморализма, нарушения всех базовых заповедей, мораль перестала работать, заповеди отменены или по крайней мере из абсолютного императива превратились в относительный. Например, восьмая заповедь христианства (не укради) в советских условиях напрочь утрачивала свою безусловность. В самом деле, если советское государство или то, что прикрывалось этим именем, отменило частную собственность и беспардонно присвоило себе право распоряжаться подданными людишками и произвольно решать, кто из них и в каком количестве имеет те или иные блага, то у людишек должно оставаться право где угодно и как угодно отщипывать у государства. «Тащи с завода каждый гвоздь,  ты здесь хозяин, а не гость». Лишь бы не поймали, а этот мотиватор довольно далеко отстоит от заповеди и следования ей. Утрата абсолютного морального императива стала основой всеохватного цинизма. Отследить это можно на примере рождавшихся во множестве советских анекдотов. Часто смешных, но почти всегда циничных, разрушающих вместе с фальшивой сакральностью советских догм и нравственною нормативную основу.

Разрушение морального фундамента и распространение цинизма приводили к соответствующему отношению к любому проявлению идеалистических представлений. Идеализм подвергался презрению и осмеянию. Вместе с водой из таза выбросили и ребенка. Эрозии подверглись и другие постулаты иудео-христианской морали так или иначе сохранявшиеся в обществе до поры до времени. В том числе и ценность абстрактной справедливости и ее поисков. У рабов мораль может быть только рабская. «Умри ты сегодня, а я завтра» - общественная мораль зэков, квинтэссенциальных рабов нового времени. Лагерный опыт, накапливавшийся десятилетиями, глубоко проник в ментальность советского общества. И вместе с фолклором и литературой формировал советского человека. В том числе и образованный класс, который я прежде всего имею ввиду, поскольку именно эта часть общества дана мне в ощущение в первую очередь.

Американское общество было лишено советского опыта в полном объеме. Отдельные брызги долетали и орошали какие-то его части, но это совсем не то, что происходит при тотальном контроле как в Нерушимом. Поэтому американское общество сохраняло и сохранило в себе наивность идеалистических представлений о добре и зле, основанных на старой иудео-христианской морали, на ценностях Просвещения и гуманизма. Образованный класс Америки чужд повального цинизма так характерного для выходцев из Советского Союза. Думаю в этом корень идеологической девиации, которую я наблюдаю в среде русских иммигрантов по сравнению с их американскими эквивалентами.

Цинизм советского человека – не вина его, а беда. Он был естественной реакцией на то беспомощное, безысходное положение, на которое его обрекала советская власть. Беда и в том, что, переехав в другой мир в зрелом возрасте, он уже не мог изменить сложившееся мироощущение. Хрящи давно превратились в кости. В этом смысле поучительно наблюдать формирование следующего поколения, выросшего в иммигрантских семьях и лишенных врожденных советских пороков. Хорошее подтверждение правильности моей догадки.
Tags: интеллигенция, размышлизмы, ссср
Subscribe

  • Из ФБ

    Антон Долин 7 O c t o b f 8 e r 1 o h t 9 a f a t c 1 2 : a a o 4 m 2 A M t 8 · КАК…

  • После Путина

    Станислав Кучер затеял (как я понял) новый канал, который он озаглавил «После Путина». Состоялась первая беседа «Транзит власти.…

  • (no subject)

    Когда я много лет назад впервые оказался на свободе, за запреткой лагеря победившего (на то время) изма, то в суммарном потрясении от нового знания…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments

  • Из ФБ

    Антон Долин 7 O c t o b f 8 e r 1 o h t 9 a f a t c 1 2 : a a o 4 m 2 A M t 8 · КАК…

  • После Путина

    Станислав Кучер затеял (как я понял) новый канал, который он озаглавил «После Путина». Состоялась первая беседа «Транзит власти.…

  • (no subject)

    Когда я много лет назад впервые оказался на свободе, за запреткой лагеря победившего (на то время) изма, то в суммарном потрясении от нового знания…