otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Categories:

Про Левиафана

Я думаю, что эпиграф Радищева восходит к гоббсовскому Левиафану, хотя у Гоббса чудовище не такое уж страшное и даже имеет свойства приятные либеральному сознанию. Одна голова чудища выделяется в любом государстве. Голова, которую в русском новоязе называют «силовики». Государственное насилие – главный отличительный признак любого государства. По мере развития государств стали понятны многие свойства институтов насилия, в том числе и неизбежная тяга к самоусилению, к завоеванию все более могущественного положения в государстве и обществе. Опасность этой тенденции осознана практически в любом современном обществе. Но только в демократиях это осознание реализуется в виде практических мер противодействия силовикам, удержания их в узде. Характерный пример дает сопоставление двух параллельных сюжетов, российского и амриканского. В России тайная полиция демонстрирует свою мощь и безграничность влияния, приговаривая Юрия Дмитриева к смерти в тюрьме. За то, что он осмелился рассказать о гнусных преступлениях чекистов. Бывших чекистов не бывает и их корпоративная солидарность в привычной людоедской манере была предъявлена городу и миру. И плевать они хотели на любое общественное мнение в стране, где механизмы сдерживания силового зла Левиафана так и не были построены. В Америке, между тем, акты полицейского беспредела встречают отпор общественного мнения. Многотысячные демонстрации приводят к тому, что Левиафан вынужден свою силовую голову привести в порядок. Правила ее поведения подвергаются ревизии, направленной на снижение уровня произвола ее действий. Яркий пример различия в устройстве Левиафана.
Tags: два мира - два факира, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments