otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Categories:

Революция двоечников

Стариковское маргинальное существование практически лишено социальных контактов, особенно в последние ковидные месяцы. Поэтому весь опыт сегодняшней жизни мира ограничен умозрениями, чтением разнообразных текстов и очень редкими поверхностными контактами с сохранившимися в единичном количестве друзьями. Всем понятно, что одно дело умозрения и чтение каких-то текстов, совсем другое соприкосновения с тканью живой жизни. Такое соприкосновение у меня и произошло и вызвало многодневный пароксизм размышлений.
Волна левого протеста, захватившая Америку, беспокоит и касается не только и, как мне кажется, не столько уличных беспорядков, грабежей и прочих бесчинств, хотя и без них было бы лучше, но в первую очередь того сдвига в общественном сознании, который каждый раз вызывает острое чувство недоумения. Что это и почему?
Разнообразные обсуждения в социальных сетях так или иначе приводят к пониманию очередного кризиса развития, а дальше начинаются объяснения, идущие в диаметрально противоположные стороны. На одной стороне вера в то, что это неизбежные флуктуации, колдобины на дороге прогресса. Другая сторона исходит из того, что все наше предыдущее развитие было неправильным, основанным на ложных ценностях. Здесь в который уже раз в истории делается попытка подвергнуть эту самую историю ревизии, объяснить ее правильно и указать путь дальнейшего движения по правильно осознанному пути. Вот вторую сторону я и пытаюсь осмыслить, спроецировав на частные, но важные вопросы.
Поводом для этих размышлений и попыток разобраться стало письмо, полученное от старого друга, с которым за почти полувековое знакомство серьезных разногласий не было. Но вот пришли минуты роковые. Письмо было написано как продолжение дискуссии, начатой, а вернее продолженной, в связи с последними политическими событиями и нашей на них реакцией. Мой друг – типичный американский либерал. Его включенность в события можно коротко и самым общим образом охарактеризовать лозунгом BLM, который он поддерживает и словом, и делом. Нынче этот лозунг расширился и покрыл собой множество других требований социальной справедливости, далеко выходящих за пределы собственно расовой тематики. Я не испытываю большой симпатии к этому лозунгу, но с другой стороны и не собираюсь его демонизировать. В конце концов лозунг как часто бывает допускает разную интерпретацию, в том числе и вполне вегетарианскую. Как мне казалось.
Поддержка моим другом движения BLM тесно связана с глубоким сочувствием к несправедливо притесняемым как диктуют ему представления о либеральных ценностях. Лишнее напоминание неоднозначности понятия либерализма в разных, иногда диаметрально противоположных его изводах. Не стану углубляться в вопросы приоритетов разно понимаемых проявлений несправедливости, а остановлюсь лишь на употребленной моим другом в письме формуле dominant white culture, которая собственно и заставила меня глубоко задуматься. Формула стала мемом в продолжающейся дискуссии об отношении к нашей цивилизации, сложившихся и оспариавемых ценностях и самом понятии социальной справедливости.
До сих пор я встречал мем white culture (белая культура) в двух случаях. Во-первых, он употребляется отмороженными белыми супремасистами, которые откровенно заявляют свое белое превосходство и возводят достижения нашей цивилизации к преимуществам белой расы. Полагаю такие представления в нынешней Америке стали маргинальными и постоянно убывающими. Открыто расистские высказывания и поведение считаются общественно неприемлемыми и люди их чураются, даже если кто-то в глубине души сохраняет сочувствствие. Даже сторонники BLM вынуждены признавать это, акцентируя по преимуществу институциональный расизм. Но это совсем другое дело. Свидетельством ослабления традиционного расизма, характерного для представлений белых супремасистов, выступает радикальные изменения в жизни Америки за последние полвека и доказываемое социологией постепенное исчезновение расовых предрассудков в обществе. Ярчайшим подтверждением этому служит президентство Обамы.
Парадоксальным образом мем white culture теперь поддерживается и распространяется теми, кто яростно борется с расизмом. Это и есть второй, наиболее интересный и опасный случай.
Когда мой друг употребил в своем письме клише white culture, я не думаю что он задумался о глубинном значение этого понятия. Скорее всего он хотел подчеркнуть сохраняющуюся традицию несправедливого отношения к чернокожим американцам, транслирующуюся в неравномерность распределения разного рода благ среди разных социальных групп. В первую очередь подчеркивая тот факт, что черное население уступает белому в смысле материального достатка, уровня образованности и т.п. Употребляемое клише немедленно влечет за собой то заключение, что такое положение вещей сложилось в результате несправедливой организации общества, дающей заведомое преимущество белым. По-видимому так и было, но в ходе развития и либеральной эволюции общества такое положение дел кардинально изменилось. Настаивая на том, что оно сохранилось и требуя радикального измения базовой модели «белой культуры», сторонники BML отбрасывают существеннейшие черты этой самой «белой культуры», которая на самом деле и есть наша цивилизация. Но эти черты и требования составляют суть того прогресса, который был достигнут человечеством за последние века. Не перечисляя все эти важнейшие черты, я выделю лишь главные для моего рассмотрения. Это принцип меритократии и связанной с ним конкуренции. Выбор лучших на основе конкурентной борьбы – есть главное условие прогресса. Убери его и от прогресса останутся рожки да ножки. Примеров тому тьма тьмущая, нет нужды перечислять.
Если внимательно вглядеться в требования современных идеологов BLM и других борцов за «социальную справедливость», то легко можно увидеть как их требования уважения к правам социальных групп, заявляющих о своей отдельной идентичности, часто сводятся к ликвидации меритократических принципов. Ликвидация барьеров для их интеграции в современное общество сопровождается требованием изменения единых стандартов, обеспечивающих выбор лучших для назначения на требуемые позиции, и привлечения других обстоятельств помимо чисто меритократических. Упомянутые единые стандарты объявляются пороками «белой культуры» с требованием их исправления и ликвидации. Подробное обоснование такого подхода хорошо описал Эндрю Салливан (Andrew Sullivan) в своей рецензии The Roots Of Wokeness на книжку “Cynical Theories: How Activist Scholarship Made Everything About Race, Gender and Identity,” by former math prof James Lindsay and British academic, Helen Pluckrose..Сама книжка на днях выходит в продажу и ее обязательно надо читать.


Требования социальной справедливости и в частности ликвидации расовой дискриминации часто оказываются удобной упаковкой, некой дымовой завесой тех, кто не может вписаться в современную жизнь с ее постоянно растущим напряжением быстрых изменений. Я думаю, что темпы развития современной жизни настолько выросли, что все большее число людей не успевают за ними, чувствуют свою неуспешность, неуверенность и страх перед будущим. Формулы социальной несправедливости дают им возможность снять чувство неуспешности, переложить ответственность за свои неудачи на других. В истории мы можем найти много примеров такой общественной фрустрации, которая часто приводила к социальным волнениям и взрывам. Исходя из своего понимания нынешней ситуации, я бы назвал такие взрывы «революцией двоечников», сознавая всю провокационность и взрывоопасность этого термина.
Tags: америка, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments