otkaznik (otkaznik) wrote,
otkaznik
otkaznik

Давно пора, ... мать, умом Россию понимать

В моей френдленте большую часть занимают блоггеры, с которыми я почти никогда не смог бы согласиться. Тем не менее, я их сохраняю и читаю. Для меня главное, чтобы их сообщения несли смысл, сообщали новости и были хорошо изложены. Несогласие с чьими-то взглядами никак не повод отказаться от знакомства с этими взглядами. Разумеется, все в своих рамках. Как минимум, читаемое должно быть интересным. Иными словами, отбирая себе авторов (френдов), я, как, наверное, и многие другие, выдаю им определенный кредит доверия, считаю их интересными и умными собеседниками. Тем не менее, часто бывает так, что то или иное сообщение вызывает недоумение: ну как умный-разумный человек может нести такое. Как правило, разбор приводит-таки к пониманию, что в основе лежит принципиальное несовпадение исходных посылок мироощущения. Поскольку обретаюсь я в русскоязычном ЖЖ, то естественно и проблематика в основном крутится вокруг дел россиянских. И недоумения мои часто связаны с тем, что умные-разумные мои френды все норовят измерять дела российские аршином необщим, все ищут особенную стать, вопреки казалось бы очевидному. Я легко допускаю, что далеко не все понимаю, что во многих случаях мне недоступна глубина вопроса. Но чаще вижу я желание объяснять сложностью невозможность допустить очевидное, признать, что король все же голый. Вот недавно наткнулся на рецензию одного из читаемых мною блоггеров на фильм Лунгина «Царь»:

«Вообще все играют без напряга. Иван Колычев хорош, особенно в сцене митрополичьего суда, когда он кричит дяде Филиппу: "Не спрашивай!" - потом в сцене мучений и казни. Сколько там всего пересекается... Конечно, можно вспомнить бессмертную формулу про русских генералов, которые "смело входили в чужие столицы, но возвращались в страхе в свою". Но не в формуле дело, Бродский всё упростил и опошлил. Тут дело в другом, более глубоком. Наша власть воинов на смерть посылала как-то по-особенному. Или, вернее сказать, они на смерть шли, одинаково принимая её как от чужих, так и от своих, что ли…».

Упрек в адрес Бродского сколь неуместен, столь же и беспомощен. И очень характерен. Именно здесь проявляется желание, пусть как угодно неосуществимое, оправдать неоправдываемое, утопить очевидное злодейство в надуманной сложности часто мифических построений.

Употребление необщего аршина -- залог продолжения неприятностей, которые нарастают в стране как снежный ком.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments