seattle

(no subject)

 Появление Майка Блумберга на сцене дебатов необыкновенно оживило представление. Я смотрел предыдущие серии и могу сравнить. Первые минуты были особенно впечатляющи. Как будто свора маленьких громко тявкающих собачек накинулась на большого, старого, благородного пса, который нехотя отмахивался, аккуратно следя, чтобы не причинить нападавшим шавкам существенного вреда. И только когда какая-нибудь из шавок уж очень нахально нападала, пес давал отпор, ставя истеричку на место. Мне показалось, что Блумберг выглядел явным и безусловным лидером. Посмотрим как оно пойдет дальше. Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

Не ко времени (а когда ко времени?) подведший меня позвоночник. Как у Мартти Ларни. Только не как у него четвертый, а пятый, но от этого не легче. И хиропрактикой не отделаешься. Приходится каждый день загонять себя в спортзал и крутить-вертеть-тянуть-толкать назначенные снаряды. Занятие сколь необходимое, столь же скучное. Вот и приходится развлекаться доступным образом. Никогда не любил раньше аудио книг, а тут втянулся и даже нравится. Особое удовольствие доставляет сарказм ФМД и его издевательства над русскими «либералами» в лице Степана Трофимовича Верховенского. Вот где ФМ оттянулся по полной. «Высший либерализм» и «высший либерал», т.е. либерал без всякой цели возможны только в одной России».  Каково? И как современно, как будто и не было 150 лет. Потрясающая смесь глубинного проникновения в суть человека и бесконечно наивного мифологического сознания православного разлива.

В следующем году мир будет отмечать 200-летие ФМД. Нынешние российские власти наверняка воспользуются случаем и поднимут его на щит, сделают из него хоругвь, объявят великим глашатаем русской идеи. И попытаются подсунуть миру в свеой обычной шкодливой манере великого мыслителя в виде этакого лубочного русского националиста. Не то чтобы ФМД не грешил странными идеями. Их полно в «Дневнике писателя». Там хватает такого, от чего у нормального человека делается изжога. Но все же есть и мыслитель, стоящий вровень с Ницше и Фрейдом; кремлевские легко это отрежут, а оставят то, что нужно на потребу дугиным-прохановым. «Широк человек» (с), но дальше я перефразирую – и хорошо, что широк. Не влезает ФМД ни в один шаблон.

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

Долго, несколько месяцев откладывал смирновского «Француза», все не решаясь посмотреть. Как будто предчувствовал и боялся разочарования. Не напрасно.  Смирнов очень старался скрупулезно выписать и передать атмосферу времени, его дух и суть. Ему удалось сделать несколько точных зарисовок, скетчей, фотографически точно воспроизводящих время. Несколько кадров заставили вздрогнуть от воспоминаний. Но кино – это не набор даже самых удачных фотографий, и «кина» не получилось. Все думаю, почему. Смирнов опытный, умный профессионал. К своей идее очевидно относился очень искренне и серьезно. Внутренней мотивации более чем достатоточно. Киношного опыта и таланта тоже не занимать. А кино не получилось. Конечно, совсем не обязательно даже у больших мастеров все должно получаться. Искусство – дело сложное и тонкое. И тем не менее, что-то не так по большому счету. Разбирать профессиональные причины неудачи мне не по зубам. Могу заметить только очевидное. Отдельные мысли, каждая из которых легко понятна и оправданна, вместе не монтируются. Персонаж Балуева, явно заимствованный у Шаламова-Солженицына, сам по себе интересен, но в ткань фильма не попадает. Выглядит как плохо пригнанная заплатка. И такого в фильме много. Кажется, что он весь сшит из заплаток.

Если этот дефект чисто профессиональный, киношная неудача, то полбеды. Боюсь, однако, дело сложнее и вдруг в том, что мы (я – поколения Смирнова) дожили до нынешнего времени, меняясь с миром, который за это время убежал черт знает куда, откуда прошедшее совсем перестает быть понятным. Еще менее возможным быть показанным, т.е. показать конечно можно, но как понять-то? Что если связывающая нить все время рвется и осмысление прошлого вообще невозможно? Тогда труба. Все же надеюсь, это частная неудача отдельного художника. И на старуху бывает непруха.

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

 

На исходе, на закате, на последнем вираже

Социальные контакты нам не надобны уже

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

Из ФБ

 

Мысль, украденная из моей головы. Впрочем, как можно украсть общедоступное?

 
 
Boris Lokshin
На свете давно уже не случается ничего такого, чего не было бы придумано русской литературой. После Айовы команда Блумберга получила возможность реализовать на практике лозунг Пелевина: «Бабло побеждает Зло». Похоже, что это единственный шанс Всего Хорошего в борьбе против Всего Плохого. Другой надежды у Добра не осталось.
Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

(no subject)

Мой заочный "обмен мнениями" с Игорем Петровым вдруг получил некое отражение в последней передаче Светы Сорокиной на «Эхе» с участием Андрея Зубова и Сергея Медведева. Среди разных важных и правильных комментариев участников был один непосредственно касающийся нашей с Петровым полемики (если это можно так назвать). Речь шла о влиянии исторической памяти на политику и естественно коснулась проблем исторической истины. Андрей Борисович Зубов, профессиональный историк, серьезно полагает, что нравственность можно и нужно объективировать, трактовать ее как однозначный императив, способный быть используемым в качестве измерителя истинности в исторических исследованиях. Я не уверен, что готов в полной мере принять такое сильное утверждение. Оно представляет собой диаметрально противоположную позицию к исповедуемой Петровым и его сторонниками. Но тем не менее, позиция Зубова есть, она внятно артикулирована и заслуживает по крайней мере обсуждения.

 

https://echo.msk.ru/programs/sorokina/2577829-echo/

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

Жизнь продолжается

Нам не дано предугадать
Как слово наше отзовется

Ф.И.Тютчев

 

Игорь Петров, которому был посвещен мой предыдущей пост, взял и поместил мой текст у себя в ФБ. Не знаю по какой причине текст его задел. Вроде бы меня Петров считает человеком неумным, о чем не преминул сообщить, но почему-то мои слова его задели. Впрочем, опять-таки мотивация Игоря Петрова для меня неясна, да и не интересна. Любопытно было другое. На публикацию моих простеньких размышлизмов многочисленная клака Петрова отозвалась яростным улюлюканьем и танцами с бубном. Не могу сказать, что такая реакция вызвала во мне удивление. Во-первых, будучи старым блоггером я достаточно ясно представляю себе качество публики, пасущейся в соцсетях. На любое высказывание на какой-нибудь оживленной площадке можно ожидать словесный поток самого разного достоинства. Если площадка принадлежит почитаемому блоггеру, а высказывание для него не вполне комплиментарно, то будьте уверены, на высказавшегося будет вылит не один ушат помоев. Во-вторых, и это важнее, я пытался в своем тексте пунктиром обозначить некий вопрос, занимавший меня последнее время. Его-то как раз никто не понял, все же скорее не принял. Никому не было дела до соединения точек. Но это-то как раз можно было ожидать. В том числе и от Игоря Петрова, который отвечает на занимающий меня вопрос всей своей позицией. А вопрос совсем не новый, обсуждается с незапамятных времен. Про истину и истинность. Я, выросший там, где я вырос, и исповедующий позитивистское мировоззрение, верю в истинность только строго научного знания. В этом смысле так называемые гуманитарные науки, в том числе и история, в полном своем объеме науками не могут называться, хотя отдельные их части могут предъявлять научные факты. Но история как область знания, о которой в данном случае и идет речь, это не собрание отдельных, пусть даже доказанно истинных фактов. Это всегда интерперетация, концепция. А здесь уже о науке говорить не приходится. И здесь-то лежит мое расхождение с толпой, танцующей ритуальные танцы в блоге Игоря Петрова. Выдвижение гипотез и интерпретация фактов, составляющие тело исторического знания, неизбежно привлекают определенные нравственные принципы, характеризующие историка. Нравственные воззрения еще более чем историческое знание лежат за пределами критериев истинности. Они индивидуальны, субъективны и подлежат оценкам. Собственно вот о чем я думал, когда писал предыдущий пост.

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
seattle

Из ФБ

            А с третьего щелка

Вышибло ум у старика.

А Балда приговаривал с укоризной:

«Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной»
А.С.Пушкин

Понадобилось три почти подряд восклицания Игоря Петрова, чтобы я озадачился осмыслением своего к нему отношения. До этого я читал время от времени его ЖЖ. Иногда его открытия бывали интересны, но поскольку я историческим материалом владею слабо, впечатлить меня нетрудно. Критическая планка стоит у меня низко, да и вообще «по жизни» я человек скорее доверчивый чем наоборот. Но до известного предела. А тут как раз такой предел случился. Первая публикация касалась Марка Солонина и его интервью «Новым Известиям», которое он дал по следам откровений российского старшего начальника по поводу ВМВ. Я по прежним публикациям относился к Солонину сочувственно. Его концепции вполне соответствуют моему мироощущению. Резкий тон Петрова, настаивавшего на ошибочности и чуть ли не подтасовках в высказываниях Солонина насторожил. Вторая публикация, в которой Петров лягнул «либеральные» российские СМИ за «двойные стандарты» в отношении Светланы Алексиевич и Ольги Любимой и вовсе заставила задуматься, а что такое Игорь Петров? И наконец третий кряду случай. Петров глумливо пальцем показал на невинный промах Бориса Акунина, позволившего себе взять да и не закавычить цитату из учебника истории. Примечательно, что палец Петрова привлекла к себе очередная статья Михаила Диунова. Как оказалось (раньше я и не знал такого имени) последовательного и неутомимого борца с русофобией Акунина. Простите, тт Диунов и Петров, но Акунина я вам не отдам. Книжки его вообще, и исторический научпоп в частности нравятся, а своими человеческими и мировоззренческими качествами мне он мил более чем. А вот по поводу мотивации Игоря Петрова у меня возникли серьезные сомнения. Борьба за истину дело безусловно благородное, но вот где она эта истина лежит, а главное, как ее понимать – требует отдельного осмысления. И, боюсь, здесь мы с Игорем Петровым не сойдемся.  

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org