?

Log in

No account? Create an account
В доказательстве своей правоты люди, как правило, используют логические заключения, выводимые из каких-то собственных постулатов. В обыденной жизни постулаты редко, если когда-то вообще, формулируются в явном виде. В конце концов бесконечный спор, скажем, трампонов и антитрампонов, - не дискуссия на математическом семинаре.  При этом каждый из спорящих уверен, что его-то аргументация самая железная, восходящая к самой «истине». Претензия понятная, но беспочвенная. Равно как и абсолютная истинность собственного постулата, который легко вкладывается в простое слово «верю». По моему скромному пониманию вера есть просто эстетика срачующегося. Эстетика, сиречь вкус, - вот что движет его рациональное глубокомыслие. Как только удается это понять, вопрос о правоте снимается сам собой. А о вкусах не спорят, т.е. спорят именно о вкусах. Но не признаются. Нового здесь ничего нет. Нам об этом рассказал много лет назад М.М.Жванецкий: «Что может говорить хромой об искусстве Герберта фон Караяна?». Если это понять, то все встает на свои места. Ну в самом деле, как можно голосовать за Трампа, хоть раз увидев и услышав его? Все. Музыканты забирают ноты и смычки, гасят свечи, сцена пустеет. 

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
 

Иосиф Бродский

Fin de Siecle (1989)

 
Книга: Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы
 




     Век скоро кончится, но раньше кончусь я.
     Это, боюсь, не вопрос чутья.
     Скорее -- влиянье небытия

     на бытие. Охотника, так сказать, на дичь --
     будь то сердечная мышца или кирпич.
     Мы слышим, как свищет бич,

     пытаясь припомнить отчества тех, кто нас любил,
     барахтаясь в скользких руках лепил.
     Мир больше не тот, что был

     прежде, когда в нем царили страх, абажур, фокстрот,
     кушетка и комбинация, соль острот.
     Кто думал, что их сотрет,

     как резинкой с бумаги усилья карандаша,
     время? Никто, ни одна душа.
     Однако время, шурша,

     сделало именно это. Поди его упрекни.
     Теперь повсюду антенны, подростки, пни
     вместо деревьев. Ни

     в кафе не встретить сподвижника, раздавленного судьбой,
     ни в баре уставшего пробовать возвыситься над собой
     ангела в голубой

     юбке и кофточке. Всюду полно людей,
     стоящих то плотной толпой, то в виде очередей;
     тиран уже не злодей,

     но посредственность. Также автомобиль
     больше не роскошь, но способ выбить пыль
     из улицы, где костыль

     инвалида, поди, навсегда умолк;
     и ребенок считает, что серый волк
     страшней, чем пехотный полк.

     И как-то тянет все чаще прикладывать носовой
     к органу зрения, занятому листвой,
     принимая на свой

     счет возникающий в ней пробел,
     глаголы в прошедшем времени, букву "л",
     арию, что пропел

     голос кукушки. Теперь он звучит грубей,
     чем тот же Каварадосси -- примерно как "хоть убей"
     или "больше не пей" --

     и рука выпускает пустой графин.
     Однако в дверях не священник и не раввин,
     но эра по кличке фин-

     де-сьекль. Модно все черное: сорочка, чулки, белье.
     Когда в результате вы все это с нее
     стаскиваете, жилье

     озаряется светом примерно в тридцать ватт,
     но с уст вместо радостного "виват!"
     срывается "виноват".

     Новые времена! Печальные времена!
     Вещи в витринах, носящие собственные имена,
     делятся ими на

     те, которыми вы в состоянии пользоваться, и те,
     которые, по собственной темноте,
     вы приравниваете к мечте

     человечества -- в сущности, от него
     другого ждать не приходится -- о нео-
     душевленности холуя и о

     вообще анонимности. Это, увы, итог
     размножения, чей исток
     не брюки и не Восток,

     но электричество. Век на исходе. Бег
     времени требует жертвы, развалины. Баальбек
     его не устраивает; человек

     тоже. Подай ему чувства, мысли, плюс
     воспоминания. Таков аппетит и вкус
     времени. Не тороплюсь,

     но подаю. Я не трус; я готов быть предметом из
     прошлого, если таков каприз
     времени, сверху вниз

     смотрящего -- или через плечо --
     на свою добычу, на то, что еще
     шевелится и горячо

     наощупь. Я готов, чтоб меня песком
     занесло и чтоб на меня пешком
     путешествующий глазком

     объектива не посмотрел и не
     исполнился сильных чувств. По мне,
     движущееся вовне

     время не стоит внимания. Движущееся назад
     сто'ит, или стои'т, как иной фасад,
     смахивая то на сад,

     то на партию в шахматы. Век был, в конце концов,
     неплох. Разве что мертвецов
     в избытке -- но и жильцов,

     исключая автора данных строк,
     тоже хоть отбавляй, и впрок
     впору, давая срок,

     мариновать или сбивать их в сыр
     в камерной версии черных дыр,
     в космосе. Либо -- самый мир

     сфотографировать и размножить -- шесть
     на девять, что исключает лесть --
     чтоб им после не лезть

     впопыхах друг на дружку, как штабель дров.
     Под аккомпанемент авиакатастроф,
     век кончается; Проф.

     бубнит, тыча пальцем вверх, о слоях земной
     атмосферы, что объясняет зной,
     а не как из одной

     точки попасть туда, где к составу туч
     примешиваются наши "спаси", "не мучь",
     "прости", вынуждая луч

     разменивать его золото на серебро.
     Но век, собирая свое добро,
     расценивает как ретро

     и это. На полюсе лает лайка и реет флаг.
     На западе глядят на Восток в кулак,
     видят забор, барак,

     в котором царит оживление. Вспугнуты лесом рук,
     птицы вспархивают и летят на юг,
     где есть арык, урюк,

     пальма, тюрбаны, и где-то звучит там-там.
     Но, присматриваясь к чужим чертам,
     ясно, что там и там

     главное сходство между простым пятном
     и, скажем, классическим полотном
     в том, что вы их в одном

     экземпляре не встретите. Природа, как бард вчера --
     копирку, как мысль чела --
     букву, как рой -- пчела,

     искренне ценит принцип массовости, тираж,
     страшась исключительности, пропаж
     энергии, лучший страж

     каковой есть распущенность. Пространство заселено.
     Трению времени о него вольно
     усиливаться сколько влезет. Но

     ваше веко смыкается. Только одни моря
     невозмутимо синеют, издали говоря
     то слово "заря", то -- "зря".

     И, услышавши это, хочется бросить рыть
     землю, сесть на пароход и плыть,
     и плыть -- не с целью открыть

     остров или растенье, прелесть иных широт,
     новые организмы, но ровно наоборот;
     главным образом -- рот.
 
Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

Важнейшее из искусств

Розовые носки Познера немедленно напомнили мне любимое кино. Хотя не думаю, что он хотел следовать образу замечательного Натана Лейна.

Feb. 13th, 2018

 Сегодня газеты пишут о том, что израильская полиция рекомендует возбудить дело о коррупции против премьера Бенджамина Натанияху. Подумалось, вот в медицине врачи обязательно страхуются против исков к ним по поводу медицинских ошибок и злоупотреблений. Положение глав государств и прочего большого начальства в нынешние времена все чаще предполагает возможность попадания под преследования за коррупцию. Коррупционная составляющая неизбежно присутствует в деятельности любого большого чиновника. Страховым компаниям надо бы озаботиться разработкой стандартов устанавливающих размер страховой премии. С использвоанием всех современных актуарных методов. Разумеется на сугубо индивидуальной основе. Размер такой премии мог бы служить хорошей мерой не только индивидуальных свойств политика, но качества политического режима в целом. 

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

Глядя в телевизор

Телесериал «Икра» вряд ли бы стоило смотреть, если бы не одно обстоятельство. Перечислять очевидные наивные нелепости предложенной истории нет смысла, но вот указание на конкретные механизмы использования ресурсов страны для обогащения как отдельных бонз, так и объединяющей их общественной организации под названиям КПСС, заслуживает внимания. Собственно этим промыслом в разных формах властный режим занимался на протяжении как своего существования, так и дальше в своей новой реинкарнации, однако же в 60-е годы были разработаны схемы (и организационные структуры), которые позже модернизировались и совершенствовались, следуя меняющимся условиям жизни страны и мира. В фильме походя замечено, что помимо основной бизнес-идеи – тупого воровства и контрабанды - , была реализована и побочная, выставленная как прикрытие. Однако полагаю, что именно идея бартера стала той самой золотой жилой, на которой сколотили себе состояние не один «олигарх». Богатейшая тема. 

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

Feb. 11th, 2018

 Большим историческим сдвигам в русской истории почти всегда предшествовали масштабные военные поражения. Россия должна ощутимо получить по морде, чтобы в ней начались системные сдвиги. Конечно, гибель нескольких сотен российских военных, неважно государственных или частных, едва ли можно ставить в один ряд с поражением царской России в Крымской или Русско-Японской войнах, но все же. Важно однако, что в этой нынешней истории отчетливо проявилась беспомощность российского руководства и напротив мощь американского оружия. Так что можно ожидать интересных последствий.

http://ru-mir.net/2018/02/11/chto-sluchilos-v-sirii-vsya-informatsiya-o-massovoy-gibeli-rossiyskih-voennyih-rasshifrovka-peregovorov/



Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

Последний Фандорин

  Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

Tags:

Гопники

Read more...Collapse )

Когда сто лет назад гопники захватили власть в России, мир отнесся к этому с интересом и даже попытался перенять гопническое мировоззрение. В течение какого-то времени во многих странах движение за претворение его в жизнь имело успех, пока не выяснилось, что оно, мягко говоря, малопродуктивно, а вообще-то нежизнеспособно и весьма мерзко при ближайшем рассмотрении. Тем не менее, почти весь прошлый век прошел под знаком если не восхищения, то сочувствия и терпимости по отношению к власти гопников. К тому же гопникам иногда удавались кое-какие кунштюки, несколько скрашивающие их неприглядную физиономию. Пропагандистский грим вкупе с немалыми захваченными богатствами, которыми гопники бесконтрольно могли распоряжаться к собственному удовольствию, в совокупности со стандартными приемами угроз и насилия, делали свое дело. Неоднозначный мир их терпел и сосуществовал.

Паразитические образования имеют обыкновение жить пока паразиты не высосут все жизненные запасы из объекта своего паразитирования. Потом оба обречены сдохнуть, если только этот «союз» не изменится в необходимой для сохранения себя степени. Сохранение союза возможно в тех случаях, когда паразитируемое тело как-то приспосабливается к паразиту, или паразит находит возможности получать необходимое себе за пределами паразитируемого объекта. В случае России имеет место и то, и другое.  


Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org
Навальный нанес сокрушительный удар по политическим амбициям Ксении Собчак, выведя на ринг Настю-Рыбку. Теперь все узнали, что у России есть гораздо более сильная политическая фигура женского полу. Публика вздрогнула, по избирателям прошла дрожь. Российская политическая жизнь заиграла радостными красками. Танцуют все. 

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

Profile

seattle
otkaznik
otkaznik

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com